Институт эффективной политики

Институт эффективной политики

8 января 2016
Информационно-аналитические материалы

Аналитический доклад Института эффективной политики. Политическая ситуации и партии в Молдове: декабрь 2015 г.

Аналитический доклад Института эффективной политики. Политическая ситуации и партии в Молдове: декабрь 2015 г.

            Введение

1.      Краткая характеристика создавшейся к декабрю 2015 г. ситуации. Основные требования и цели парламентских и некоторых непарламентских политформирований (НП, Платформа ДА)

2.      Плюсы и минусы в деятельности политформирований:

а) ПКРМ

б) ПСРМ

в) ДПМ (Социал-демократическая платформа)

г) ЛДПМ

д) ЛП

е) НП

ж) Платформа ДА (Партия «Достоинство и Правда»)

       4. Отношение избирателей и аналитиков к деятельности партий

       5. Видение партиями дальнейшего развития событий

       Заключение

Введение

            Ситуация в Молдове привлекает к себе внимание не только среди ее жителей. Эхо скандала, связанного с воровством «золотого миллиарда» из молдавской казны, принесло нашей стране печальную славу на Западе. Обращает на себя внимание положение в Молдове и потому, что здесь, в отличие от соседней Украины, хотя и нет гражданской войны, но идет ожесточенный конфликт между левыми политформированиями, официально выступающими за «пророссийскую» ориентацию Молдовы, и правыми, видящими будущее нашей страны, пусть во многом и декларативно, в составе ЕС. Анализ сильных и слабых сторон молдавских партий, их политические перспективы, на наш взгляд, позволит полит формированиям, и жителям Молдовы самостоятельно определить свои предпочтения на будущее и способствует более ясному видению ими тех подлинных целей и задач, которые перед ними стоят.

1.Краткая характеристика создавшейся к декабрю 2015 г. политической ситуации.

            К началу декабря 2015 г. основным узлом противоречий между парламентскими партиями оставался вопрос о дележе постов Председателя Парламента и Премьер-министра, а также должностей министров и глав различных ведомств, между двумя наиболее крупными партиями правящего в стране альянса – ЛДПМ и ДПМ.

Позиция ЛДПМ была непрочной, колеблющейся. Ее представители сначала вовсе отказывались участвовать в переговорах по созданию правящей коалиции, а затем, согласившись включиться в них, выдвигали то требование создать «технократическое» правительство, в котором бы не было членов политических партий, то претендовали на то, чтобы в очередной раз, как и в последние 6 лет, возглавить Правительство.

 Позиция ДПМ сводилась к обоснованию тезиса о том, что теперь, в отсутствие арестованного лидера ЛДПМ В.Филата, ДПМ является партией с крупнейшей парламентской фракцией, а потому настаивала на том, чтобы должность премьера была передана ей, в обмен на пост Председателя Парламента, который должен был перейти ЛДПМ. 

ЛП заняла выжидательную позицию, заявив, что не станет вмешиваться в борьбу ДПМ и ЛДПМ, осуждала ЛДПМ за необоснованное, по ее мнению, затягивание переговоров, и отмечала в заявлениях своих представителей, что примет любой исход переговоров по созданию коалиции, лишь бы она создалась как можно оперативнее.

ПКРМ в переговорах по созданию правящей коалиции не участвовала, но ее лидеры не раз давали понять, что партия выступает против досрочных выборов и на определенных условиях может войти в Правительство, а лидер ПКРМ В. Воронин высказывал мнение о том, что имеет право на повторное занятие поста Президента. Из сказанного В. Ворониным ряд аналитиков сделал вывод, что это и есть та цена, за которую В. Воронин со своей фракцией готов голосовать за новое Правительство.

ПСРМ, участвовавшая, начиная с 24 сентября, в акциях протеста против правящей в Молдове коалиции, выступала за ее падение и как можно более скорое проведение досрочных парламентских выборов, на которых, по мнению ПСРМ, она будет в числе победителей и придет к власти.

Также за досрочные выборы высказывались и два непарламентских формирования – НП и Платформа ДА, но из разных политических побуждений.  НП – потому что объявляла себя левым политформированием, участвовала в совместных с ПСРМ акциях протеста против правящей коалиции. Платформа ДА, считающая себя правым политформированием, полагала, что досрочные выборы позволят ей на «протестной волне» набрать рекордное число голосов избирателей и на этой волне стать если не первым, то влиятельным политформированием нового состава Парламента, способным обновить персональный состав политического класса Молдовы.

 2. Плюсы и минусы в деятельности политформирований:

а) ПКРМ

Поведение этой партии, на протяжении более чем полутора десятилетий (!) (1998-2014) обладавшей крупнейшей парламентской фракцией и игравшей ключевую роль то у власти, то в оппозиции, становилось вся более невнятным и противоречивым. В ней все меньше можно было увидеть черты той последовательной и решительной партии, которая некогда успешно боролась за власть и твердой рукой 8 лет правила страной. Очень немного осталось и тех положений, по которым партия сохранила свою прежнюю позицию. Одним из таких пунктов является идея избрания Президента в Парламенте, которую В. Воронин с малопонятным упорством продвигал везде, где только мог, считая эту идею, видимо, «шагом вперед» в развитии демократии, хотя, участвуя во всенародных выборах, на протяжении многих лет тоже имел все основания для победы. Преданность этой же мысли он подтвердил и в декабре 2015 г.

Однако по всем остальным основным направлениям деятельности ПКРМ можно констатировать серьезное отступление от тех позиций, которые занимала партия в прежние годы и которые приносили ей значительные электоральные успехи. Порой руководство ПКРМ не брезговало ради обоснования смены курса даже откровенной ложью. Как известно, например, ПКРМ некоторое время выступала за Таможенный Союз. И тогда одном из своих выступлений В. Воронин сказал буквально следующее: «Мы должны быть в Таможенном союзе. Там нас ждут и зовут нас». Однако теперь Воронин неизвестно зачем взялся опровергать эти свои прежние заявления и объявил, что ПКРМ никогда не предлагала вступить в Таможенный союз и даже не обещала этого. Такое предложение якобы было придумано журналистами, «которым это было выгодно». По новой версии, изложенной Ворониным, позиция ПКРМ в том, чтобы сотрудничать и с ЕС, и с СНГ. Не возражал Воронин уже и против вступления в ЕС, но это, по его словам случится, когда Молдова этого заслужит. ПКРМ, однако, готова этому способствовать и работать в данном направлении.

Но если данный кульбит еще можно интерпретировать как подготовку к дальнейшему сближению позиций с ДПМ, о котором давно уже говорят аналитики и журналисты Молдовы, то отказ заслушать в Парламенте министра транспорта по поводу невыплат зарплат работникам железной дороги невозможно объяснить даже этим, ибо социал-демократическая доктрина, которую, как иногда намекал Воронин, разделяет его партия, как раз делает очень серьезную ставку на социальную защиту жителей страны. Тем более, что главой Минтранса является Ю. Киринчук, представитель ЛП, которую ПКРМ ранее многократно обвиняла в поддержке антисоциальных мер. 

21 декабря фракция ПКРМ получила сокрушительный удар. Ранним утром этого дня фактический лидер ДПМ В. Плахотнюк объявил о своем возвращении в политику (позднее В. Воронин сообщил, что, собственно, В. Плахотнюк никуда и не уходил из нее). Спустя несколько часов 14 депутатов фракции ПКРМ во главе с исполнительным секретарем ЦК ПКРМ А. Решетниковым и лидером фракции ПКРМ в Парламенте В. Ивановой заявили о своем выходе из ПКРМ и создании самостоятельной депутатской группы. Затем ее представители встретились с делегацией ДПМ во главе с В. Плахотнюком, а еще через несколько дней в СМИ появилось сообщение, что в Парламенте образована Социал-демократическая платформа «За Молдову», включающая в себя фракцию ДПМ в полном составе и всех 14 экс-коммунистов (всего 35 человек). Реакция ПКРМ оказалась довольно вялой: недавних коллег заклеймили «предателями» и немедленно сняли со всех партийных постов, В. Воронин объявил, что знал о ведении «предателями» переговоров, так как некоторые из них сообщали ему об этом, но происшедшее якобы все равно стало для него шоком. Уход депутатов он объяснил тем, что «предателю» М. Лупу, покинувшему ПКРМ еще летом 2009 г., «нужна команда». Утратившую 2/3 депутатов фракцию возглавила бывший лидер молдавского комсомола И.Шупак.   Происшедшее аналитики объясняли по-разному: и нежеланием коммунистов быть в оппозиции (и даже «усталостью» от этого), сравнивали с М. Гимпу, фракция которого в апреле 2013 г. тоже потеряла более половины депутатов во главе с лидером фракции И.Хадыркэ (А.Петков). Согласно еще одной версии, после отставки Правительства В. Стрельца ДПМ и ПКРМ вели переговоры о создании нового кабинета, голоса должен был гарантировать В. Плахотнюк и ПКРМ получала в нем 7 министерских постов. Но Воронин якобы заупрямился и потребовал еще и пост Президента лично для себя, для чего надо было сначала организовать досрочные выборы Президента, и только после этого заняться избранием нового Правительства. Разногласия по этому вопросу вроде бы и раскололи ПКРМ. Наконец, еще одна точка зрения сводится к тому, что очередной раскол ПКРМ есть осуществление давнего замысла ДПМ и лично В. Плахотнюка по поглощению ПКРМ с последующей трансформацией ДПМ в партию социал-демократического толка.

С последним мнением, на наш взгляд, следует согласиться. Действительно, мы уже много лет назад (первый раз – летом 2010 г.) слышали от разных представителей ДПМ о таком намерении их партии, как и о том, что В. Воронин не возражает против этого, но считает, что это нужно осуществлять последовательно и без особой спешки. Более того, в мае 2014 года нам была названа даже ориентировочная дата этого слияния – 2016 год. Происшедшее вполне укладывается в этот сценарий. Теперь, по-видимому, настало время для решительных шагов по практической реализации предстоящего объединения ДПМ и ПКРМ и потому все заявления, которые В. Воронин и иже с ним еще будут делать о «предателях» следует считать ширмой для отвода глаз.

Также в пользу версии о негласном соглашении В. Плахотнюка и В. Воронина, касающемся судьбы ПКРМ, говорит заявление В. Воронина о том, что руководимая им партия будет голосовать против кандидатуры И. Стурзы на пост премьер-министра, что полностью соответствовало интересам ДПМ. Объяснение, которое дал по этому поводу В. Воронин – дескать, его партия проголосовала против И. Стурзы в 1999 г., и добилась его отставки, а ныне всего лишь подтверждает свою позицию 1999 г. – тоже носит лишь формальный характер. Еще одним, косвенным свидетельством в данном случае может также служить то обстоятельство, что В. Воронин никогда и нигде подробно не рассказывает о своих связях с В. Плахотнюком, уверяет, что «не имеет к нему никакого отношения», хотя множество известных до сих пор фактов говорят об обратном.

Таким образом, декабрь 2015 г. был периодом почти сплошных «минусов» для бывшей правящей партии, временем дальнейшего падения былого авторитета ПКРМ, развала ее фракции, с последующей вполне вероятной перспективой полного исчезновения последней, в свете недавних заявлений бывших коллег (в частности, В.Цуркана) о том, что «на очереди» на выход еще несколько депутатов данной фракции. Все они почти наверняка, не останутся «бесхозными» и скорее всего, также перейдут в состав Социал-демократической платформы.

б) ПСРМ

Деятельность ПСРМ можно охарактеризовать как наступательную, активную, причем сразу по всем направлениям – шла ли речь о социально-экономической политике, внешней политике, сфере образования, культуры и т.д. Практически по всему комплексу этих вопросов ПСРМ выдвигала собственные проекты, которые должны убедить население Молдовы в том, что у него есть уже готовая альтернатива действующей власти, и чтобы задействовать эту альтернативу, необходимо всего ничего –  роспуск Парламента и  досрочные выборы, которые стали в настоящее время главной целью ПСРМ, о которой то и дело говорит ее руководство во главе с И. Додоном. Чтобы добиться этого, по истечении 45-дневного срока, который отпущен Парламенту для избрания нового Правительства, они даже обратились в Конституционный Суд, чтобы узнать, что должен делать в такой ситуации Президент страны Н. Тимофти, пригрозив ему уголовным делом за «узурпацию государственной власти» (обвинение в узурпации власти ПСРМ выдвинула и всей правящей коалиции, и в частности, Председателю Парламента А. Канду, персональной отставки которого потребовала). Однако Конституционный Суд просто продлил до 29 января для Парламента период, в течение которого может быть избран новый премьер. В конце концов, когда стало ясно, что Конституционный Суд обязал Президента Н. Тимофти принять во втором туре голосования ту кандидатуру премьера, которую ему предложит официально сформированное парламентское большинство, социалисты обвинили в узурпации власти уже и КС, потребовав его отставки в полном составе, а затем и привлечения к уголовной ответственности.

Впрочем, кем бы ни был новый глава Правительства, было совершенно ясно, что ПСРМ в любом случае не будет за него голосовать, потому что это значило бы оттянуть дату досрочных выборов, если не похоронить их вовсе. Что и показал отказ ПСРМ поддержать кандидатуру И. Стурзы, которому ПСРМ рекомендовала «отправляться обратно за Прут» и «сделать что-то хорошее для молдаван», ибо незачем «менять одного олигарха на другого». ПСРМ посулила вообще не участвовать в заседании Парламента, где будет решаться судьба возможного кабинета И. Стурзы.

Стремление ПСРМ добиться досрочных выборов доходило порой до смешного. Ее сторонники умудрялись видеть «подготовку» к ним не только у И. Стурзы, М. Санду (чье движение только находится в процессе формирования), но даже у Вашингтона с Брюсселем, хотя представители последних – Д.Петтит и П.Тапиола неоднократно негативно высказывались именно об этом сценарии. Впрочем, чуть позже стало ясно, что надежды на досрочные выборы начали рассеиваться даже у И.Додона: он прямо обвинил Д.Петтита и П.Тапиолу в том, что страна «захвачена олигархами при поддержке Запада».

В декабре 2015 г., в ответ на демонстративное празднование унионистами Дня Румынии – 1 декабря, и провокационные заявления некоторых сторонников унионизма (в частности, примара Кишинева Д. Киртоакэ о необходимости «атаковать» границу по Пруту), ПСРМ инициировала целую серию ответных акций. ПСРМ потребовала привлечь Д. Киртоакэ к уголовной ответственности за это заявление. И. Додон также призвал, чтобы все лица, выступающие против молдавской государственности, ответили перед законом. А представитель ПСРМ в Муниципальном Совете Кишинева (МСК) И. Чебан заявил, что информация, озвученная В. Филатом перед арестом на заседании Парламента – о 600 уголовных делах на столичных функционеров – подтверждается.

Отвечая на очередную идею унионистов – приказ Министерства образования от 24 ноября о распространении в течение 5-20 декабря в школах в качестве учебного пособия флага и карты «Великой Румынии», И. Додон пригрозил, что унионистов за это «поднимут на вилы» и пообещал, что сразу после зимних праздников ПСРМ развернет кампанию по борьбе с унионизмом в нашей стране. «Мы напомним гражданам Молдовы, что делали румыны и унионисты в 1918 – 1940 годы», заявил он. В данном случае ПСРМ не изобрела ничего нового, а копировала аналогичные действия ПКРМ образца до 2001 г. (и позднее), и еще советских властей, которые, еще начиная с 1962 и по 1990-1991 гг. в ответ на очередные пропагандистские действия Румынии, публиковали новые серии документов, воспоминаний и научных монографий, посвященных 1918-1940 гг. (с той лишь разницей, что у ПСРМ и ПКРМ не было тех финансовых возможностей и той огромной армии исследователей и ученых, которые были у КПСС/КПМ в советские времена). Однако реализация этой кампании началась не «после зимних праздников», а немедленно – депутат В.Бэтрынча потребовал заслушать по этому поводу министра образования от ЛП К.Фусу и в знак протеста порвал карту Румынии. Он обвинил К.Фусу в назначении сторонников ЛП на посты директоров образовательных учреждений. Он был поддержан и молодежным крылом ПСРМ, «Молодой Гвардией», которая причислила к унионистам и экс-премьера Ю.Лянкэ. Аналогичную деятельность вел И.Чебан в МСК, где потребовал, чтобы все либералы «собрали вещи и убрались за Прут».  Демонстративная акция В.Бэтрынча вызвала бурю протестов со стороны унионистов, которые пикетировали офис ПСРМ. В ответ социалисты раздали митингующим экземпляры Конституции и Уголовного Кодекса Молдовы.

Следует заметить, что действия Бэтрынчи вызвали несогласие даже у некоторых публицистов и блоггеров, которые разделяют позицию ПСРМ по всем основным вопросам. Хотя автор одного из таких материалов допускает, что у Бэтрынчи могли сдать нервы, но считает, что ему стоило бы «поучиться у председателя ПСРМ выдержке – разрывание карт и сжигание флагов, это удел маргинальных радикальных групп, которые никак иначе свою позицию высказать не могут. ПСРМ это зрелая сильная партия, и такие жесты ей просто не к лицу».

Юридической «новинкой» от ПСРМ стала их идея внести в Конституцию поправки, запрещающие проведение референдума, на котором жители могут проголосовать за упразднение молдавской государственности. Эта очень выгодная идея станет, без сомнения, одним из ключевых пунктов в «патриотической» части предвыборной программы социалистов.

В области социальной политики ПСРМ потребовала обеспечить выплаты компенсаций всем без исключения гражданам Молдовы для возмещения возросших расходов на оплату электричества и газа, хотя бы на период отопительного сезона. Средства для этого, по мнению И.Додона, следует брать из прибыли НБМ, полученной за счет курсовой разницы, которая, по его данным, составляет несколько миллиардов лей. Чтобы показать действующей власти и будущим избирателям, как будут работать представители ПСРМ, если и когда придут к власти, ее сторонники отремонтировали участок дороги, проходящий через с.Рэскэець, и восстановили зеленую аллею в Басарабяске. Здесь они также следовали примеру ПКРМ, которые до прихода к власти проводили аналогичные акции, осуществляя, например, посадки деревьев. В Бэлць они добились решения суда об отмене повышения тарифов на вывоз мусора (неизвестной осталась реакция местного примара Р.Усатого, у которого экс-союзники буквально из-под носа увели популярную идею).

Социалисты потребовали и добились заслушивания директора Центра Антикоррупции В.Кетрару, а также Генпрокурора К.Гурина по вопросу о борьбе с коррупцией и о состоянии дел в области обеспечения правопорядка. Одновременно они стремились показать уважение к сотрудникам правоохранительных органов и в связи с 25-летием полиции И.Додон пообещал оказывать ей всяческую помощь.

Плюсом в деятельности И.Додона является и то, что он не стал идти на поводу у сторонников гагаузского сепаратизма, и поздравил АТО Гагауз Ери с очередной годовщиной формирования не 19 августа, как они мечтали, а 23 декабря, когда в 1994 г. было принято соответствующее законодательство Молдовы. Этим Додон решил еще раз подчеркнуть, что он строго следует молдавским законам, как бы противоречиво это порой не выглядело.

ПСРМ впервые представила своих кандидатов на становящийся в марте 2016 г. вакантным пост Президента страны – лидера партии И.Додона и главу ее парламентской фракции, экс-премьера З.Гречаную, таким образом, объявив о своих самостоятельных, отдельных от экс-союзника Р. Усатого, «президентских» амбициях. При этом ПСРМ подчеркивала, что настаивает на всенародном избрании Президента, хотя бы и вопреки желанию некоторых парламентских партий (ПКРМ).

Еще одним направлением деятельности ПСРМ была защита интересов РФ и ее граждан на территории Молдовы. Так, в частности, 10 декабря на заседании Парламента депутат ПСРМ А.Негуца потребовал заслушать представителей МИДЕИ, МВД и СИБа в связи с тем, что молдавские власти якобы «необоснованно» применяют в отношении ряда граждан РФ запрет на въезд в Молдову. О том, что такие акции пророссийского характера встречают бурную поддержку в Москве, говорит и откровенное признание секретаря ЦК КПРФ, первого заместителя председателя ЦС СКП-КПСС К.Тайсаева о том, что депутаты ВСЕХ фракций Госдумы поддерживают ПСРМ.

Отношения со своим бывшим «официальным союзником» Р.Усатым у ПСРМ в декабре 2015 г. испортились еще больше. Социалистов возмутило заявление Р. Усатого о том, что тот видит своим политическим партнером скорее Платформу «ДА», и они устами В.Бэтрынчи призвали его «одуматься», обвинив и в обмане собственных избирателей. Затем в СМИ появился разгромный комментарий депутата ПСРМ Б.Цырди, в котором он, признавая, что не согласовал это мнение с руководством ПСРМ, членом которой Цырдя и не является, собрал и подробно перечислил все выпады Р.Усатого в адрес социалистов и лично И.Додона, которые тот сделал в течение последнего года, и в заключение выдвинув в ответ в адрес Р.Усатого ряд обвинений, недвусмысленно намекая на его связи с В. Плахотнюком. Высказался и другой партийный аналитик ПСРМ В.Букарский. Но в отличие от его же летнего выпада в адрес Р.Усатого о том, что тот «разрешил гей-марш» в Бэлць в июле 2015 г., новое послание было построено в куда более примирительном, увещевательном тоне, призывая его сделать выбор между Западом и Россией. В конце концов 21 декабря И.Додон объявил, что больше не считает Р.Усатого и его НП своим союзником, посетовав на то, что теперь его партии придется бороться в одиночку, без «стабильных» партнеров и союзников. «Поставить точку» в отношениях с НП И.Додона возможно, вынудило язвительное заявление Р.Усатого о том, что он сомневается в самостоятельности действий лидера ПСРМ. Раскол между НП и ПСРМ оказался на сей раз настолько глубок, что хотя И.Додон все же призвал Р.Усатого и дальше добиваться досрочных выборов, чтобы положить конец нынешней власти, но вскоре на сайте ПСРМ появилась внушительных размеров публикация, подвергавшая Р.Усатого и НП резким нападкам, что еще больше ухудшило взаимоотношения двух партий. Р. Усатый пригрозил, что однажды Додон может найти в чае «два кубика карбида». И.Додон сначала был вынужден довольно неуклюже оправдываться, ссылаясь на то, что если Усатого задела какая-то публикация, то пусть он обращается за разъяснениями к автору (а сам Додон не имеет времени заниматься разборками со СМИ), а потом даже пожаловался на Усатого в правоохранительные органы. В поддержку своего партийного лидера тот же В.Букарский в одной из своих публикаций демонстративно подчеркнул, что ПСРМ «не всеядная партия» и торговать своими ценностями не станет.  Чтобы укрепить свои позиции в борьбе с недавним «союзником», сторонники И.Додона сделали целую подборку собственных высказываний с критикой Р.Усатого, но добились лишь того, что НП ответила аналогичным образом.

Разлад в стане левых, ранее с гордостью именовавшихся «мощной пророссийской силой» обеспокоил многих сторонников РФ в Молдове и за ее пределами, так как они поняли, что главный приз – завоевание власти в Молдове и разворот к вожделенной их сердцу России может ускользнуть навсегда. Чтобы их успокоить, политолог Б. Шаповалов заявил в СМИ, что к взаимным выпадам Додона и Усатого надо относиться спокойно, такие всегда были и будут ввиду разного этнического и социального состава НП и ПСРМ. Однако возможность дальнейшего сотрудничества он оговорил «отсутствием фактических противоречий». Как раз о том, что такие противоречия имеют место быть, мы не раз писали в наших прежних публикациях, и приводили тому множество примеров. 

Некоторые эксперты (В. Андриевский и др.) считают, что дрейф Ренато Усатого по направлению к правым партиям связан с двумя причинами. Первая, избавиться от имиджа «пророссийская партия». Вторая, в случае досрочных выборов заменить в проевропейской коалиции ДПМ, войдя в правящий Альянс. По мнению В.Андриевского Ренато Усатому нужна не просто власть, а такая власть, которую не скинет никакой майдан. А союз с Игорем Додона и их общая коалиция, даже в случае победы на выборах, может привести к молдавскому майдану.

В отношениях с ПКРМ, где социалисты всегда были младшим партнером, они теперь поменялись местами. Если ранее В. Воронин неоднократно уничижительно отзывался о И.Додоне и его партии, как о «предателях» и «отщепенцах», то теперь настало время И.Додону отплатить той же монетой бывшему шефу. После выхода 21 декабря 14 депутатов из фракции ПКРМ И.Додон заявил, что наступил конец ПКРМ и призвал ее территориальные организации вступать в ПСРМ. Такое же предложение он, видимо, не без насмешки, сделал и В. Воронину, обещая сделать его даже членом фракции, понимая, что тот никогда его не примет. В другом заявлении И.Додон отозвался о В. Воронине еще более негативно, заявив, что тот «встал на колени» перед олигархами.

В своих высказываниях И.Додон фактически «похоронил» ЛДПМ, заявив, что ее временный лидер В. Стрелец – «сбитый летчик», и новым главой партии может стать И. Стурза, а сама ЛДПМ вступит в коалицию с другими правыми партиями, в частности, с Платформой «ДА» и политформированием, ныне создаваемом М.Санду.

            В то же время он с некоторым опасением высказался о созданной Социал-Демократической платформе «За Молдову», допустив, что при определенных обстоятельствах СДП станет преемником ДПМ, может прийти к власти и править даже до очередных парламентских выборов в конце 2018 г., и он, И.Додон, надеется, что такого все же не случится.

К числу минусов деятельности ПСРМ следует отнести стремление увести парламентские дискуссии от «больных» для партии тем. В молдавских СМИ социалистов обвинили в том, что открытые слушания по делу «Banca de Economii», сводят на нет смысл самого мероприятия и лишают депутатов возможности получить исчерпывающие конкретные ответы на ряд «щекотливых» вопросов. Например, кто из высокопоставленных должностных лиц, включая депутатов, имеет отношение к незаконному выводу денежных средств из молдавских банков; кто причастен к искусственному банкротству Banca de Economii, в том числе посредством получения неблагоприятных кредитов; о взаимосвязях между депутатами и офшорными компаниями, без которых в последние годы не проходит ни одна мало-мальски весомая транзакция. Однако закрытых слушаний социалисты с ЛДПМ всячески старались избежать. В том числе и потому, что по информации, ранее публиковавшейся в молдавской прессе, И.Додон и З.Гречаная брали кредиты через подставных лиц, в том числе и в вышеупомянутом банке. Потерпела неудачу попытка социалистов добиться отставки В.Кетрару (его увольнение уже много лет остается недостижимой целью левой оппозиции, сначала ПКРМ, а ныне ПСРМ). Протестуя против высылок граждан РФ из Молдовы, представители ПСРМ в то же время старались не вдаваться в подробности того, почему это оказалось необходимым. Вместо этого они акцентировали внимание сторонников на другом – а именно, что власти проводили высылки очень избирательно, не трогая при этом иностранных гостей из США и стран ЕС. Обосновывая исключительно популярную в стране идею всенародного избрания Президента, ПСРМ в то же время не уточняет, согласна ли она с существующим объемом его полномочий, или же, придя к власти, она потребует их существенно расширить. Довольно экзотической выглядела и идея, оформленная в самостоятельный законопроект, об облегчении предоставления молдавского гражданства инвесторам, которые приведут в страну не менее 1 млн. евро – этот законопроект был отклонен, как ставящий под угрозу безопасность государства.

в) ДПМ (Социал-демократическая платформа)

Деятельность ДПМ в декабре 2015 г. была сконцентрирована вокруг идеи переформатирования правящей коалиции таким образом, чтобы ей было поручено формирование Правительства. Однако первоначально партия исключала возможность создания левоцентристской коалиции, так как взгляды ПСРМ противоположны позиции ДПМ. А. Канду еще возлагал надежды на возможность привлечения в состав нового правящего альянса ЛДПМ, хотя на измененных условиях, и не исключал привлечение коммунистов, так как у них «есть хоть какие-то проевропейские, реформаторские посылы, и они не поднимали в последнее время вопрос об отмене соглашения об ассоциации с ЕС».

Партия возлагала большие надежды на скорое определение кандидатуры будущего премьера, что неоднократно давал понять ее лидер М.Лупу, называя даже конкретные сроки («самое позднее – 10 декабря»), которые потом отодвигал. В те дни в СМИ часто муссировалась возможность выдвижения на пост премьера, в качестве компромиссной фигуры, Ю.Лянкэ, и сам он давал понять, что был бы очень не прочь вновь сесть в кресло главы Правительства, оговаривая это условием создания прочного парламентского большинства. Однако шли дни, потом недели, но ситуация вокруг личности будущего премьера не прояснялась. Пока шли переговоры, М.Лупу, возмущаясь упорством обреченных, которое выказывала ЛДПМ, обвинил ее в том, что она добивается права вето на все принимаемые решения, что для ДПМ неприемлемо, а также в резкой смене приоритетов – сначала либерал-демократы требовали премьера-технократа, а потом – чтобы пост премьера отошел им, как это и было с 2009 г.

 М.Лупу, выказывая признаки нетерпения, заявил, что на Президента Н. Тимофти «могут оказывать влияние» (кто именно, Лупу не уточнил, но было очевидно, что имелась в виду ЛДПМ) и он должен вначале проконсультироваться с фракциями, прежде чем выдвигать кандидата, иначе велика вероятность того, что кандидат не будет поддержан Парламентом. В другом заявлении М.Лупу пошел еще дальше, пригрозив Н. Тимофти импичментом, так как тот «стал заложником одной партии и более не представляет интересы народа». Позднее Президентура в своем сообщении подтвердила факт давления, но обвинила в этом саму ДПМ – чтобы продвинуть в кресло премьера предпринимателя В. Плахотнюка. Возможно, под давлением имелось в виду приведенное выше высказывание М.Лупу. Впрочем, разные мнения на этот счет имелись и среди сотрудников самой Президентуры. Некоторые ее работники на условиях анонимности утверждали молдавским СМИ, что Тимофти шантажируют либерал-демократы, пользуясь тем, что он знал о воровстве из «Banca de Economii», но молчал.  О намерении ДПМ сделать В. Плахотнюка премьером было впервые открыто заявлено на встрече представителей партии с Н. Тимофти 14 декабря, но отмечалось, что есть еще несколько кандидатов (Канду, Лупу, Лянкэ, однако позже Лянкэ отрицал, что являлся одним из кандидатов). Д.Дьяков уточнял, что кандидатуру ДПМ готовы поддержать М.Гимпу и Ю.Лянкэ. Спустя несколько дней Президент Н. Тимофти опроверг утверждение, что ему было предложено несколько кандидатур, сообщив, что была лишь одна – В. Плахотнюка, а позже пожаловался иностранным послам на оказываемое на него давление для назначения В. Плахотнюка, пообещал не поддаваться и заручился их поддержкой. 

В свою очередь, А. Канду отрицал, что В. Плахотнюк был официально предложен Президенту в качестве кандидата ДПМ. М.Лупу успел в связи с этим пообещать, что кандидат ДПМ (фамилия не была названа) получит поддержку парламентского большинства.  Когда же 21 декабря стало известно, что Н. Тимофти назначил кандидатом на пост премьер-министра И. Стурзу, ДПМ и примкнувшие к ней 14 экс-коммунистов вполне ожидаемо отказались с ним встречаться и подчеркнули, что не проголосуют за него, так как он «скрытая кандидатура ЛДПМ, а не Президента». А. Канду добавил, что кандидатуру И. Стурзы Н. Тимофти обсуждал с фракциями еще в ноябре, но его назначение теперь – «это дешевая политическая игра», «фарс», и Стурза неминуемо будет отвергнут Парламентом.  Негативно о Стурзе отозвался, и лидер ЕНПМ Ю.Лянкэ, который обвинил его в «роспуске всевозможных слухов», озвучивании «обвинений и сценариев». Такое заявление понадобилось Ю.Лянкэ, вероятно для обоснования, почему его группа не будет голосовать за И. Стурзу. Однако позднее Лянкэ сделал вид, что заколебался и сообщил, что «окончательное решение будет принято в партии».

Помимо обвинений Президентуры, в СМИ были опубликованы заявления экс-прокурора Кишинева И. Дьякова, где тот обвинил ДПМ в том, что она осуществляет непосредственный контроль над Прокуратурой. Д.Дьяков, почетный председатель ДПМ, и родной брат И. Дьякова, объяснил его заявления обидой на руководство Генпрокуратуры, но «он не вмешивается в дела партии, а я в дела Прокуратуры», уточнил Д.Дьяков.

Кроме того, в ситуацию неожиданно вмешалось посольство США, потребовавшее от «Publika TV» опровержения неправильно понятого высказывания посла США, которое относилось ко всему политическому классу страны, а не только к И. Стурзе,  как утверждалось в репортаже. Ответа со стороны телеканала в СМИ не появлялось.

Несмотря на ожесточенную политическую борьбу и откладывание решения вопроса о преемниках ушедших в отставку губернатора НБМ Д.Дрэгуцану и его заместителя М.Молошага, А. Канду все же пообещал делегации Мониторинговой Комиссии ПАСЕ, что реформы в стране, и в частности, в юстиции, продолжится и спустя несколько дней Парламент примет еще несколько решений по этому поводу.

            21 декабря В. Плахотнюк вновь объявил о возвращении в политику, мотивировав такое решение отсутствием стабильного парламентского большинства, над созданием которого он теперь будет работать. После выхода в тот же день «группы 14» из фракции ПКРМ в Парламенте, объяснившей свой шаг намерением «дать шанс Молдове», ситуация круто изменилась. Как тут же подсчитали журналисты, образовалось фактическое парламентское большинство (ДП, ЛП, не аффилированные, 14 «выходцев» из ПКРМ), способное проголосовать за В. Плахотнюка на посту премьер-министра.

Первые шаги к формированию такого большинства были предприняты в тот же день, 21 декабря, когда В. Плахотнюк встретился с «группой 14», объявившей своими целями защиту интересов граждан, преодоление политического кризиса, борьба с коррупцией, решение социальных вопросов. В результате двухдневных переговоров 24 декабря 2015 г. было объявлено о формировании т.н. Социал-демократической платформы. Ее первоначальные цели и задачи В. Плахотнюк сформулировал следующим образом: «Новое правительство должно начать свою деятельность, уже с первых дней деятельности, с радикальных реформ, которые смогли бы потревожить интересы экономических и политических группировок. Для подобных действий необходимо стабильное политическое большинство, способное выстоять перед угрозами. Социал-демократическая платформа, о которой мы говорим, будет иметь именно эту цель: предоставить как можно большую политическую поддержку». «Депутаты, объединившиеся в платформу, должны выйти с решениями. Они должны понимать, что благополучия для граждан нельзя добиться путем шоу, пиара или пустых рассуждений, а только работая в условиях стабильности и спокойствия… своими действиями депутаты платформы возлагают на себя ответственность за продвижение в Молдове социал-демократии, за предоставление людям реальной социальной защиты и возможности жить в той стране, где институты развиты и функциональны». «К новой платформе смогут присоединиться все желающие депутаты, намеренные участвовать в крупном политическом проекте по европейской модернизации Молдовы, и способные вернуть доверие граждан к политическому классу», добавил Плахотнюк.

О том, что Молдова близка к формированию прочного парламентского большинства, Председатель Парламента А. Канду сообщил в некоторых европейских СМИ (www.politico.eu.). Это впечатление еще более укрепилось после решения Конституционного Суда от 29 декабря 2015 г., которым Н. Тимофти действительно обязывался предложить на пост премьера в ходе второй попытки уже ту кандидатуру, которую ему предложит официально сформированное парламентское большинство.

                Таким образом, ДПМ остался лишь шаг до взятия в свои руки исполнительной власти страны. К числу плюсов данной партии, несомненно, следует отнести ключевые позиции, которые она заняла в Парламенте Молдовы, наличие важнейших рычагов влияния на ситуацию и способность достаточно реалистически подходить к создавшемуся положению, что позволяет ей укреплять свои позиции. К числу минусов – высокий антирейтинг самого В. Плахотнюка, что отрицательно влияет на положение партии в обществе, критическое отношение к ДПМ ряда европейских чиновников и тяжелейшее социально-экономическое положение страны, экономика которой рискует похоронить под своими обломками как ДПМ, так и В. Плахотнюка.

г) ЛДПМ

            Потеряв своего основателя и лидера В. Филата, ЛДПМ стала вести себя непоследовательно, не сумев сегодня выделить из своих рядов стратегически мыслящих руководителей, которые бы разработали план действий партии на ближайшую перспективу. В результате жители страны стали свидетелями странных метаморфоз в ее поведении.

            В частности, на протяжении долгого времени ЛДПМ отказывалась вести какие бы то ни было переговоры о создании мажоритарной коалиции в Парламенте, даже несмотря на то, что из нее стали выходить немало местных функционеров. Затем ЛДПМ внезапно согласилась участвовать в этих переговорах. Происшедшее в свете ареста Филата и преследований ряда сторонников партии лидер ПСРМ И.Додон назвал «политическим мазохизмом», а А.Тулбуре объяснял случившееся нежеланием лидеров ЛДПМ быть обвиненными в том, что они пропустили к власти пророссийские партии.  Как предположили другие аналитики, это могло произойти по ряду причин: наличия в ее рядах влиятельной группы – сторонников компромисса с ДПМ и В. Плахотнюком из опасения «доиграться» до досрочных выборов, а также из-за возможного наличия на них серьезного компромата (Б.Цырдя).

 Первоначально ЛДПМ выдвинула условия – поддерживать непартийного премьера и отказ участников дискуссий от государственных должностей. Этого требования, по мнению некоторых аналитиков, ЛДПМ придерживалась теперь потому, что у нее не хватало мандатов для выдвижения кандидатуры «своего» премьера.  Однако спустя две недели ЛДПМ резко сменила свое мнение. Теперь, по словам и.о.председателя партии В.Стрельца, ЛДПМ претендовала на 12 государственных должностей, и прежде всего на пост премьера, но в нынешней ситуации это явно было слишком много, чтобы получить желаемое. Падение авторитета ЛДПМ в глазах ее сторонников достигло таких масштабов, что даже на некоторых «партийных» сайтах и в печатных СМИ, принадлежащих ЛДПМ, стали появляться опросы, которые выигрывал главный противник ЛДПМ В. Плахотнюк.  Однако ЛДПМ в течение всего декабря 2015 г. продолжала придерживаться своей позиции и порой даже угрожала партнерам по переговорам, что в случае невыполнения ее требований сорвет дальнейшую дискуссию и выйдет из правящей коалиции. 13 декабря ЛДПМ созвала Национальный политический совет, на котором обсудила, что делать дальше в процессе переговоров. Совет, однако, счел, что ЛДПМ должна оставаться в Альянсе и вести переговоры далее, строго соблюдая партийные интересы, хотя членам Совета уже было известно, что предварительные условия ЛДПМ отвергнуты остальными участниками переговоров. Эти интересы в тот момент заключались прежде всего в двух требованиях: премьер и спикер должны быть аполитичными, а госучреждения выведены из-под влияния политформирований. Так как эти требования тоже не были выполнены, представители ЛДПМ заявили, что ДПМ хочет получить пост премьера, «чтобы лучше контролировать государство». Экс-премьер В. Стрелец тогда же поведал в одном из интервью, что ДПМ инициировала его отставку, потому что поняла, что не сможет контролировать Правительство. В другом заявлении он утверждал, ссылаясь на Президента Н. Тимофти, что В. Плахотнюк должен был быть назначен кандидатом на пост премьера уже 14 декабря, а 18 декабря должно было быть представлено Правительство во главе с ним. Подтверждения этого в СМИ не последовало.

Позиция самой ЛДПМ в отношении кандидатуры Плахотнюка на пост премьера была предельно ясна – категорическое несогласие, ссылаясь даже не на собственное мнение, а на результаты опросов, и готовность немедленно уйти в оппозицию в случае его избрания (по мнению А.Цэрану, такое поведение ЛДПМ ставит в трудное положение ДПМ, так как заставляют демократов искать новые возможности для сохранения существующей системы). Если верить примару Бэлць и лидеру НП Р.Усатому, в данном случае ЛДПМ пошла даже против воли своего бывшего лидера В.Филата, который якобы требовал из тюрьмы согласиться на кандидата ДПМ на пост премьера, в обмен на сокращение для себя срока тюремного заключения.  И так как ЛДПМ нашла в лице Президента Н. Тимофти союзника, то сразу сменила о нем мнение: если ранее от иерархов этой партии можно было услышать довольно нелицеприятные, скажем так, высказывания о главе государства, то теперь В. Стрелец объявил его «не очень говорливым, но мудрым человеком». На что надеялась и надеется ныне ЛДПМ, ясно из другого высказывания В.Стрельца – «альянс будет существовать, если в нем будет и ЛДПМ». И это вопреки элементарным математическим подсчетам, показывающим, что новая правящая коалиция может получить 51 голос даже без ЛДПМ.

            Тогда же, в декабре стало окончательно ясно, что ЛДПМ, и Платформа «ДА», несмотря на многочисленные критические высказывания и публикации представителей обоих лагерей, представляют собой политических союзников, объединенных личностью В. Филата. Этим объясняется тот факт, что Платформа «ДА» в своих высказываниях последнего полугода сосредоточила все внимание только на критике В. Плахотнюка, полностью «забыв» о В. Филате, хотя ранее также называла его олигархом, а представители ЛДПМ (В. Стрелец) внезапно круто сменили отношение к Платформе и приветствовали конституирование на базе Платформы ДА политической партии (по словам В.Стрельца, «отрадно, что в политике появляются новые лица»). В качестве альтернативы выдвинутому ДПМ на пост премьера своего неформального лидера В. Плахотнюку ЛДПМ предложила экс-премьера И.Стурзу, которого высокопарно именовала «новой надеждой для Молдовы», уверяя, что не согласовывала его кандидатуру с Н. Тимофти, и понимая, что никакая фракция в Парламенте его не поддержит (соответствующие заявления лидеров других фракций не замедлили появиться).

Немедленно после того, как кандидатура И.Стурзы стала активно обсуждаться в качестве официального претендента на пост премьера, он стал делать многочисленные политические заявления, которые должны были показать своим потенциальным избирателям в Парламенте, какую политику он будет проводить, если станет премьером. Начал он с предложений М.Лупу открыто выдвинуть В. Плахотнюка на пост премьера от ДПМ, а также встретиться с ним в публичных теледебатах. Затем перешел к выпадам в адрес уже всей Демпартии – «ДПМ угрожает Тимофти уголовными делами», «Тимофти никогда не назначит Плахотнюка премьером, чтобы его не проклял народ», обвинял лидера ЕНПМ Ю.Лянкэ в продвижении кандидатуры В. Плахотнюка. Не забыл подчеркнуть и собственную значимость: «Я сделал одолжение Молдове, согласившись стать кандидатом в премьеры». Стурза  сделал множество самых разнообразных заявлений и посулов: пообещал кардинально обновить Правительство, заявил, что его члены будут политически неангажированными, предупредил, что январь 2016-го бюджетники встретят без зарплат (это заявление потом опровергалось экономистами), грозно пообещал, придя во власть, «уничтожить олигархическую систему» (хотя сам обладает состоянием, исчисляемым некоторыми экспертами в сотни миллионов долларов), и «вернуть украденный миллиард» обещал открыть «коридор для честных людей» во власть в Молдове, после встречи с примаром Бэлць Р.Усатым предложил перенести часть административных учреждений страны в этот город, и даже выдвинул чудовищное по последствиям для нынешней молдавской экономики предложение вновь разделить страну на уезды.  Эти и ряд других его высказываний, говорящих о претензиях на власть в Молдове, удивительным образом противоречат его же заявлению от 17 декабря: «Я не буду премьером, так как этого не хочет Владимир Плахотнюк. А если Плахотнюк чего-то не хочет, то в Молдове этого не происходит. Поэтому успокойтесь».

Если Стурза это понимал, то зачем надо было разворачивать целую информационную кампанию в свою пользу, и делать множество заявлений, свидетелями которых мы стали в последующие дни? Для чего? Просто для того, чтобы «пропиарить» себя на будущее? Можно предположить поэтому, что как настойчиво повторяемое условие «наш человек должен стать премьером», так и выдвижение Стурзы кандидатом в премьеры есть попытка показать видимость конструктивности (мы же согласились на переговоры, хотя сначала отказывались, это вы все вокруг такие упрямые и не даете нам всего ничего – пост премьера), с тем, чтобы оправдаться перед избирателями на случай возможных досрочных выборов и поднять свой рейтинг до «проходного» в Парламент. Несмотря на то, что официально ЛДПМ категорически открещивалась от возможности досрочных выборов (по словам В.Стрельца, «гражданам сейчас нужны решения и как можно скорее, а возможные досрочные выборы не гарантируют эти решения»). Что ЛДПМ внутренне уже согласна с досрочными выборами, говорит и заявление ее кандидата И.Стурзы относительно его целей на посту премьера – «спасти страну от коллапса, но не избежать досрочных выборов».

Подозрения вызывала, и сама личность И.Стурзы: «первый молдавский бизнесмен», основавший свою компанию еще в далеком 1987 г., оставил по себе тяжелую память в бытность вице-премьером (май 1998-март 1999 гг.), и премьер-министром (март-декабрь 1999 г.). На это время пришелся тяжелейший для молдавской экономики кризис 1998-1999 гг., почти троекратный обвал молдавского лея (с 4,7 до 12:1 за доллар) веерные отключения электричества, масштабная распродажа госимущества, рост долгов по зарплатам, которые стали возникать еще в бытность премьером А.Сангели, либо выдача их калошами и макаронами, многомесячные невыплаты нищенских пенсий, продажу заводов и многое другое. После провальных для себя выборов 2001 г. он исчез из молдавской политики и плотно занялся нефтяным бизнесом в Румынии. Однако в последние годы И.Стурза вновь стал внимательно присматриваться к молдавской политической арене, намереваясь вернуться на нее. Не было лишь подходящего политического проекта, который смог бы вынести его на поверхность. Он приценивался к Либерал-реформаторской партии, но там не оказалось видных политических фигур, способных влиять на умы и сердца избирателей, и Стурза решил не искушать судьбу. Но в конце 2015-го такой проект появился, причем сразу два – ЛДПМ и Платформа ДА (о последней будет сказано ниже). Молдавские аналитики высказывали самые разные предположения относительно того, кто в действительности стоял за Стурзой. Называли кто Москву, кто ЕС, кто США, кто румынские спецслужбы, агентом коих Стурза якобы является, кто вспоминал положительный ответ самого Стурзы на вопрос, является ли он агентом КГБ, а кто даже бывшего подчиненного И.Стурзы В. Филата, который вроде бы руководил выдвижением Стурзы из тюрьмы (по мнению некоторых сторонников ДПМ, тот же Филат финансировал и «группу Петренко»), но к единому мнению не пришли. Зато все, и левые, и правые, согласились относительно того, что он премьером не станет. Левые не пожелали с ним даже разговаривать. Его шансы сочла нулевыми ДПМ, негативно отозвались М.Гимпу и Ю.Лянкэ. Экс-губернатор Национального Банка Л.Талмач заявил, что Стурзу «не за что похвалить» за его работу в 1998-1999 гг., так как Правительство совершенно не помогало НБМ, который в одиночестве преодолевал последствия кризиса для страны. Даже бесхребетные молдавские профсоюзы напомнили, как он в бытность премьером обозвал их «тормозом на пути прогресса» и не желал участвовать в переговорах с ними. Бывший вице-председатель ХДНП В.Кубряков обвинял И.Стурзу в «антирумынских настроениях», в частности, за отказ регистрировать Митрополию Бессарабии в бытность его премьером.  Наконец, понимали «непроходимость» Стурзы даже сторонники Платформы, которые его поддерживали, как А.Козер. Дипломатически благожелательные заявления западных дипломатов о Стурзе (например, П.Тапиола считал его «очень способным») лично для Стурзы ничего уже не меняли. Сам Стурза все же полагал по-иному – он уверял, что премьером будет выдвинут человек «как минимум, моего профиля».

Таким образом, можно сказать, что ЛДПМ ушла в глухую оборону и реализовала в декабре 2015 г. вариант сознательного ухода в оппозицию к остальным членам возможной правящей коалиции, в надежде, что без нее не обойдутся.  Заручившись поддержкой Президента Н. Тимофти, ЛДПМ выдвинула абсолютно «непроходного» И.Стурзу, хотя знала, что тот премьером не станет. Впервые появились и симптомы того, что ЛДПМ начала готовиться к досрочным выборам и стремится «отмыть» свой имидж, выставляя себя жертвой амбиций ДПМ, ЕНПМ, ЛП. Это упорство положительно оценивается сторонниками партии, которыми она еще располагает, считающими, что идти на дальнейшие уступки ДПМ – означает совершить предательство идеалов. Такая позиция, возможно, принесет партии дополнительные очки в случае досрочных выборов, но не гарантирует её прохождение в парламент.

д) ЛП

            Позиция Либеральной партии была выжидательной, в надежде, что остальные партии возможной коалиции, прежде всего ДПМ и ЛДПМ, все же найдут общий язык, а ЛП к ним присоединится. Поэтому либералы часто высказывали недовольство упорством ЛДПМ, не желавшей уступить прежние права на пост премьера, требовали от нее «руководствоваться интересами граждан и их будущим» и настаивали на скорейшем решении вопроса о реальной кандидатурой на пост премьера. А ежели это не получится, то, эпатажно добавлял Гимпу, «давайте объединимся с Румынией» и «проблемы сразу разрешатся».  Он осудил попытки сначала решать вопрос с личностью будущего премьера, напомнив, что прежде сначала формировали парламентское большинство, а потом выдвигали кандидатов на этот пост. В качестве компромиссного варианта он предлагал назначить премьером представителя его собственной партии, так как в ней «есть подготовленные люди» (видимо, имея в виду, что либерал Г.Брега и так является и.о.премьера), но только не допустить досрочных выборов, которые станут концом для «некоторых из нас».

Лидер либералов правильно предсказал, что Н. Тимофти назначит кандидата на пост премьера до того, как в Парламенте будет сформировано парламентское большинство. Он признал, что В. Плахотнюк имеет прямое отношение к ведущимся переговорам о формировании Правительства, хотя формально и вне политики, однако отказался назвать его ведущим политическим игроком Молдовы, утверждая, что ни он сам, ни ЛП Плахотнюком не контролируются. Должно быть, в подтверждение этого мнения он пообещал, что проголосует за премьерство И.Стурзы. Но опять-таки, подтверждая мнение своих обвинителей, сообщил, что во втором туре проголосует за кандидатуру, выдвинутую ДПМ – под предлогом недопущения досрочных выборов.

        М.Гимпу утверждал, что экс-лидер ЛДПМ В. Филат попал в тюрьму потому, что «Плахотнюк перестал его защищать». Неизвестно, что имел при этом в виду лидер ЛП. Но никто из молдавских аналитиков и блоггеров эту версию всерьез не принял. Роль своей партии М.Гимпу определил так: премьерство отойдет ДПМ, пост Председателя Парламента – ЛДПМ, а ЛП «останется ни с чем. Мы подчинимся и проголосуем». Этой же позиции ЛП придерживалась и ранее, однако это нисколько не мешало ей получить во всех прежних кабинетах АЕИ больше всех постов глав департаментов, служб, агентств и других аналогичных структур. По-видимому, М.Гимпу рассчитывает именно на это и ныне.

            К минусам деятельности ЛП надо отнести явно спорные уверения Гимпу после создания «группы 14» в молдавском Парламенте, о том, что ЛП никогда не проголосует вместе с коммунистами, хотя бы и бывшими. Есть тому и доказательства. Напомним, в частности, что тот же М.Гимпу в марте 2013 г. сообщил, что будет голосовать вместе с ПКРМ за отставку Н. Тимофти, если последний станет настаивать на кандидатуре В. Филата на пост премьер-министра. Моральные угрызения его в тот момент явно не мучили. К этому добавим, что М.Гимпу поддерживал кандидатуру бывшего коммуниста М.Лупу на пост президента.

            Довольно пассивно себя вел сам и.о.премьера Г. Брега, который избегал политических заявлений, связанных с ситуацией в Парламенте. Можно отметить только его требования закрыть частные аптеки при больницах, да заявление о том, что примара Орхея И.Шора он, Брега, видит за решеткой «рядом с Филатом», так как он «управлял украденными деньгами через офшоры», но тут же оговорился, что доказательств вины Филата лично не видел.

             Кроме того, с ЛП в этом месяце было связано несколько скандалов. Жена министра транспорта Ю.Киринчука, Тамара была осуждена Ясским судом к 8 месяцам тюрьмы и выплате 76868 лей штрафа за незаконное отчуждение ее фирмой SC Moldacom Grup SRL перевозимого транзитом имущества. Попытка Т.Киринчук оспорить это решение в Ясской апелляционной палате провалилась. Племянник лидера ЛП, примар Кишинева Д.Киртоакэ был обвинен в спекулятивных намерениях при закупке белорусских троллейбусов для города. Авторы этой версии, позднее категорически отвергнутой самим Д.Киртоакэ, утверждали, что в результате этой сделки, примар «заработал на кишиневцах более 9 миллионов евро».

            Позиция ЛП, как мы видели, носила в декабре 2015 г. пассивный, выжидательный характер, целью которого было поддержать любое правительство, кем бы оно ни было предложено, лишь бы не допустить досрочных выборов. Однако в это время имидж партии, и так пострадавший от пассивности в деле «золотого миллиарда», продолжали сотрясать новые скандалы, что подрывает ее позиции в дальнейшем.

е) НП

            Поведение этой партии носило в декабре все более пассивный характер. Прибыв 9 декабря в Молдову после лечения за границей, лидер НП, примар Бэлць Р.Усатый участвовал в заседании Бэлцкого муниципального совета, однако все свои впечатления о нем свел к борьбе за закрытие казино в городе с теми, кто эти казино содержит. Повторяя главный посыл своей партии, Р.Усатый пообещал лично следить за честностью сотрудников примарии и городских предприятий, но не стал вдаваться в подробности того, как он собирается это делать.

            Однако он сделал несколько заявлений, относящихся к политической ситуации в стране. Усатый внезапно отказался от своих претензий на пост Президента, о которых ранее высказывался, и сообщил, что найдет себе в дальнейшем «достойное применение». Из них следовало, что следующим премьером станет представитель ДПМ, и это скорее всего будет В.Плахотнюк.

            О последнем он, наконец, отозвался критически, чего от него ждали многие его сторонники. Р.Усатый обвинил В.Плахотнюка в оказании давления на Президента Н. Тимофти. Усатый, по его словам, не удивится, если Тимофти публично обвинит В.Плахотнюка в хищении миллиарда. «В кармане Плахотнюка», утверждал Усатый, также Ю.Лянкэ и М.Гимпу, так как у него самого есть «некоторые дела», а у Д.Киртоакэ существуют проблемы с законом. Но и здесь, по своему обыкновению, не избежал противоречий. Усатый сказал, что «чем видеть Плахотнюка премьером, лучше терпеть дальше Тимофти», так как он «меньшее зло». Хотя сам несколькими днями ранее требовал немедленной отставки того же Тимофти. Но все-таки он пообещал, что в случае официального выдвижения В.Плахотнюка (по словам Усатого, тот контролирует более 70 депутатов) на пост премьера его партия выведет на улицы своих сторонников и даже объявил В.Плахотнюка своим «единственным врагом».

            Во исполнение одного из своих предвыборных обещаний Р.Усатый открыл на свои деньги в центре Бэлць социальную столовую в виде огромной палатки у городского Дворца культуры, которая должна функционировать месяц. Палатка, по словам горожан, пользуется такой же популярностью, что и новогодний городок.

            Усатый иронически отозвался о выходе из фракции ПКРМ 14 депутатов, сообщив, что этот шаг был скоординирован с самим В. Ворониным, чтобы «выходцы» голосовали за В.Плахотнюка. Столь же скептически он отозвался о И.Стурзе, с которым встретился в качестве кандидата в премьеры. Стурза, по его словам, не станет премьером, так как хочет создать политически независимое правительство. «Или Конституционный суд аннулирует самое его выдвижение, или в парламенте попробуют устроить импичмент Тимофти», заявил Усатый.

            Во второй половине декабря обозначился явный разрыв НП с ПСРМ. Р.Усатый, как мы уже отмечали, предупредил И.Додона о том, что тот должен изменить свое отношение к нему, иначе найдет «два кубика карбида» у себя в чае. Неуклюжий ответ лидера ПСРМ, и агрессивные нападки на Р.Усатого и его избирателей на сайте ПСРМ вызвали возмущение Р.Усатого. Он обвинил И.Додона в «дешевом снобизме», обозвал «вросшей в пиджак заводной куклой», сообщил, что оппозиционность Додона «координируется Плахотнюком» и потребовал от ПСРМ официальных извинений. Подконтрольная Усатому пресса ответила ПСРМ резкими выпадами. Заключительным аккордом прозвучало, как мы знаем, заявление И.Додона о прекращении союзнических отношений с НП.

Очевидным минусом для НП стали несколько событий. Р.Усатый выступил против политического противника ДПМ – Президента Н. Тимофти, организовав 14 декабря очередной пикет с требованием его досрочной отставки. Многократные акции протеста НП возле резиденции Президента Н. Тимофти, в том числе в Кондрице, в конце концов заставили Н. Тимофти среагировать: его администрация направила запрос в Генпрокуратуру в связи с оказанием давления и угрозами в адрес главы государства со стороны лидера политформирования "Наша партия" Ренато Усатого. Этот запрос был принят к рассмотрению.

Очевидный отказ Р.Усатого выступать всерьез против В.Плахотнюка вызвал волну протестов среди левых и правых блоггеров, которые обвиняли его в том, что он предал идеалы борьбы с правящей коалицией, «продался Плахотнюку» и выполняет его политический заказ, а забытые им Бэлць продолжают усиленно деградировать.  Р.Усатый в ответ довольно вяло оправдывался, что В.Плахотнюк – его следующая цель и что он не успокоится, пока ее не достигнет, так как, если Плахотнюк станет-таки премьером, то он, Усатый, и лидер Платформы «ДА» А.Нэстасе попадут в тюрьму. Но в своей заключительной пресс-конференции по итогам года Р.Усатый сообщил, что Н. Тимофти отступил и назначит В.Плахотнюка кандидатом в премьеры.

            Ударом по авторитету партии стало сообщения о том, что единецкие советники от НП проголосовали за повышение местных налогов, а в Глодень по предложению местного примара от НП С.Онуцу на 30% повысились цены на отопление, причем из 23 проголосовавших 11 были от НП.  Для партии левого направления, к которому ее причисляет лидер, Р.Усатый, такое в молдавских условиях крайне опасно, и ведет к потере избирателей. Те успехи НП, о которых говорил Р.Усатый в упомянутой выше итоговой пресс-конференции («Наша Партия» получила 674 советника в сельских советах, 115 в городских и 105 в районных советах. Наши кандидаты стали примарами в 12 городах») во многом объясняются усталостью жителей от действующей власти и растущими протестными настроениями. Статус «единственной промолдавской партии», которым гордится Р.Усатый, надо и в дальнейшем доказывать делами, а не только словами. Уверения же, что «мы начали реализовывать задачу по выводу Молдовы из геополитического кризиса» и что в сентябре-октябре 2016 г. состоятся досрочные выборы, пока, как минимум, спорны.

ж) Платформа ДА (Партия «Достоинство и Правда»)

            Деятельность этого политформирования, которое именно в декабре 2015 г. конституировалось, вопреки ожиданиям многих своих членов или потенциальных сторонников (журналистка Н.Морарь, которая сочла такое решение неправильным), в политическую партию, вызывает сегодня, пожалуй, наибольшее количество споров и конфликтов. Один из ее активистов, политолог И.Боцан, не участвовавший в создании ПДП, заявил, что Партия и Платформа не могут носить одно и то же название, чтобы не создавать путаницу, а также что не может гарантировать, что новое политформирование будет защищать интересы граждан. Очень скептически он оценивал и будущее этой партии.

Платформа отказывалась покинуть центральную площадь Кишинева, несмотря на то, что, по словам ее представителей, на них «оказывали давление», «завели 2 уголовных дела», и «прослушивали телефоны», так как защита интересов граждан важнее праздников.

Следующим шагом Платформы, который давно ожидался политическими аналитиками в Молдове и Румынии, стало преобразование ее в политическую партию. Лидер пока еще Платформы А.Нэстасе объяснял необходимость такого «революционного» шага мнением народа, озвученным в ходе протестов 2015 г.  Народ, по словам Нэстасе, уполномочил Совет Великого Национального Собрания сформировать политическую альтернативу, которая бы смогла внедрить на практике народные требования. Партия создавалась на базе вышеназванной «Forţa Poporului», организаторы успели получить сотни обращений о приеме из разных стран мира. Первый съезд новой партии, получившей название Партия «Достоинство и Правда» (ПДП) состоялся 13 декабря 2015 г., на котором ее лидером стал вновь А.Нэстасе, а бывший лидер «Forţa Poporului» Н.Киртоакэ – почетным председателем. От своих членов ПДП, по словам организаторов, требует прежде всего неподкупности и профессионализма.

            Подозрение блоггеров и авторов многочисленных публикаций в СМИ вызвало, в частности, слияние с Платформой партии Н.Киртоакэ «Forţa Poporului», так как о самом Киртоакэ известно, что в прошлом он был офицером ПГУ КГБ СССР и по сведениям бывшего вице-председателя Парламента Н.Андроника (но отрицаемым самим Киртоакэ), высылался в 1983 г. за шпионаж из Франции,  в 1990 г., сразу после ухода из КГБ, стал начальником службы анализа и прогноза при Премьер-министре Молдовы М.Друке, возглавлял в его же кабинете Департамент по военным вопросам, являлся советником Президента Снегура, а в 1999-м – советником все того же премьера И.Стурзы. Киртоакэ также обвинили в «монополизации» контактов Молдовы с США, в бытность его послом в этой стране (2006-2009 гг.), и даже в том, что он «мешал» установлению связей молдавских НПО со своими американскими коллегами. Из чего некоторые авторы сделали вывод, что Платформа и Н.Киртоакэ – звенья одной, созданной еще КГБ СССР, цепи.

            Впрочем, новоявленный соратник на посту почетного председателя немедленно доставил головную боль СМИ собственной партии. В день своего избрания на этот пост Н.Киртоакэ обрушился на «идиотизм этих дилетантов» и «агрессивных кретинов», «со всеми их тупыми сказками», под которыми имел в виду сотрудников «Jurnal de Chișinău» и их публикации о шпионской деятельности самого Н.Киртоакэ за границей в качестве сотрудника КГБ СССР.

Скандальное прошлое было и у других лидеров Платформы, что со временем скажется на их политической популярности. А. Нэстасе являлся, по утверждениям СМИ, сначала прокурором по делу Виктора Цопы, обвиненного в кражах, имевших место в Международном Аэропорту Кишинэу, ASITO, Victoriabanca, и других, а потом стал его фином. В адрес его старшего брата, журналиста В.Нэстасе в молдавских СМИ звучали обвинения в том, что он превратил телеканал Euro TV в свою вотчину и собственное информационное оружие в борьбе против оппонентов.

Так или иначе, ПДП с оптимизмом смотрела в будущее. По словам А.Нэстасе, она не будет останавливаться на существующих у нее ныне 12% народной поддержки (по результатам опросов), а станет бороться за большинство в Парламенте в ходе досрочных выборов, которые должны состояться как можно скорее, ибо они «неизбежны». Он счел неоправданным «пугалом» угрозу прихода к власти пророссийских партий и пообещал доказать жителям, что не Соглашение об Ассоциации с ЕС является проблемой, а те, кто профанировал эту идею.  Он сообщил, что новая партия будет финансироваться из взносов, пожертвований граждан или экономических агентов, но весь процесс будет осуществляться открыто, чтобы оппоненты не имели повода для критики.

На первой после образования пресс-конференции ПДП один из ее вице-председателей, юрист С. Павловский обозначил и ту роль, которую ПДП хочет завоевать на политической арене нашей страны: «появилась политическая сила, которая может быть названа преемником провалившихся партий, взявших на себя ответственность за интеграцию Молдовы в Европейский союз, а на практике эксплуатировавших эту идею для личного обогащения». Своим политическим союзником партия обозначила, исходя из высказываний ее лидера А.Нэстасе, образуемую ныне партию экс-министра образования М.Санду, у которой в декабре 2015 г. уже были активисты, но еще не было официального названия, а также тех депутатов, которые пройдут «тест на неподкупность».

Немедленно после образования ПДП приступила к своей первой политической акции – сбору 360 000 подписей за изменение Конституции и проведение с этой целью общереспубликанского конституционного референдума.  Эти изменения предполагают всенародное избрание Президента, досрочное смещение которого также должно происходить в результате всенародного референдума (50%+1 голос), сокращение числа депутатов до 71 и отмену депутатского иммунитета. 

Но через несколько дней ПДП снова пожаловалась на давление властей. В этой связи были упомянуты как 2 вышеназванных уголовных дела, так и «непрекращающаяся критика» в адрес партии со стороны «телеканалов, контролируемых олигархом Плахотнюком».

ПДП, как и НП Р.Усатого, пообещала устроить массовые протесты в случае избрания В.Плахотнюка премьер-министром. А.Нэстасе, как и Р.Усатый, также заявлял в своих интервью, что В.Плахотнюк «шантажирует» Президента Н.Тимофти. Как и Усатый, А.Нэстасе тоже говорил, что Ю.Лянкэ под контролем В.Плахотнюка, уточняя, что речь идет о уголовном деле на экс-премьера. Политические симпатии ПДП были, разумеется, совсем иными, и диктовались теми силами, которые стояли у основания Платформы «ДА» и неофициальными связями ее лидеров с руководством ЛДПМ. Поэтому ПДП почти синхронно с ЛДПМ решила поддержать кандидатуру И.Стурзы на пост премьер-министра, что явно противоречило их заявлениям о необходимости проведения досрочных выборов.

Обобщая сказанное о ПДП, можно отметить, что это новообразованное политформирование ставит цель заменить собой все три партии ныне правящей коалиции, и для этого хочет собрать все лучшие, здоровые силы проевропейской ориентации под одной крышей. Однако, как у всех партий, выросших на волне народного недовольства, у нее пока нет ясного сегмента избирателей, которые бы за нее могли голосовать, а это значит, что пока нет и твердого электората. Такое положение требует от лидеров ПДП большой взвешенности в действиях и поступках, в том числе в оценке своих политических противников. Однако сегодня у лидеров ПДП, в силу их политической неопытности, создается завышенное представление о своих политических возможностях. Что может создать им в перспективе немало проблем.

       4. Отношение избирателей и аналитиков к деятельности партий

Основная часть комментариев аналитиков, публицистов и рядовых избирателей относилась к основному претенденту на руководство Правительством – Демпартии. Значительная их часть, руководствуясь мнением, уже много лет назад сформированным в Румынии и постоянно транслируемым в Молдове, фактически основываются на том, что ДПМ является креатурой России и ФСБ, а потому относится к ней крайне негативно, что бы ее представители во главе с В. Плахотнюком не делали. Представители этой группы, как и левые публицисты, уверены, что приход В.Плахотнюка во власть, который они считают «противоречащим здравому смыслу, спровоцирует масштабные протесты, «государство останется захваченным» и все это может привести в конечном итоге к досрочным выборам. ДПМ, по их мнению, играет с огнем (В.Сахарняну, А.Цэрану). Сторонники этой группы обвиняли ДПМ в том числе в стремлении заменить которых иностранных политиков, которые ее критиковали (приводился пример румынского евро парламентария Э.Кристи) и возлагали надежды даже на Президента Н.Тимофти, который «все больше смелеет» и может быть, решится рассказать о «плахотнюковском терроре» обществу. Публицист В.Кожокарь и недавний кандидат команды И.Стурзы на пост министра молодежи и спорта Д.Алайба обобщили большой список причин, почему В.Плахотнюк не может быть премьером. Среди них – его «закрытость» от прессы, отрицательное отношение к нему в Европе и в Молдове, сомнения в его компетенции, способности провести реформу юстиции и восстановить мир в обществе. Даже его возвращение в публичную политику и намерение стать премьером в этом лагере понимались как «жест отчаяния» (К.Кеяну). Однако от такого мнения их предостерегали даже некоторые румынские аналитики. Считая ситуацию в Молдове «театром абсурда», они в то же время указывали, что «жестом отчаяния» поведение В.Плахотнюка можно считать «лишь на первый взгляд» и считали приход его к власти вполне вероятным событием.

Часть публицистов считает ДПМ «спрутом», который постепенно распространяет свое влияние на все новые сферы жизни в Молдове и подчиняет себе целые районы (Д.Чубашенко приводил в пример Единецкий район, который назвал «демократическим ИГИЛом» Молдовы).

Блоггер и член Платформы «ДА» А.Козер считал, что у В.Плахотнюка есть «план Б», который предполагает, что в случае не прохождения его собственной кандидатуры, для успокоения общественности в Молдове и за ее пределами будет выставлен экс-премьер Ю.Лянкэ, который, по словам Козера, «марионетка» В.Плахотнюка и полностью им управляем, но при этом пользуется определенным доверием в обществе. Эту возможность допускал и экс-депутат В.Недельчук, но полагал, что тогда Ю.Лянкэ окончательно докажет, что ушел из ЛДПМ ради интересов ДПМ и тем дискредитирует себя, как «независимого» политика. А.Козеру ответил лидер Партии Прогрессивного Общества О.Матвей. По его словам, «не поделили что-то Цопы с Плахотнюком, и мы сегодня допускаем, чтобы к власти пришёл кто-то в десять раз хуже Плахотнюка, тот же Андрей Нэстасе».

Некоторые левые аналитики (А.Тулбуре) шли дальше и предупреждали, что досрочных выборов может и не быть: «Вероятность избрания Плахотнюка, думаю, невелика, хотя никто не хочет досрочных выборов, и Плахотнюк будет этим шантажировать. Вполне может так сложиться, что в последний момент проголосуют, чтобы избежать роспуска парламента». Сходную мысль высказывал Э.Варданян, полагавший, что в случае упорного отказа Н.Тимофти выдвинуть человека ДПМ в премьеры нынешний Президент получит импичмент, поддержанный подавляющим большинством голосов, а ДПМ все равно добьется своего: «Если Тимофти пойдет на требования демократов и выдвинет одну из предложенных кандидатур, то Плахотнюк получит неограниченную власть: у него будет парламент, правительство и подконтрольный президент. Если Тимофти на это не пойдет, то будет быстрый импичмент, за который проголосуют демократы, либералы, социалисты и, скорее всего, коммунисты». К мнению о возможном устранении Н.Тимофти в случае его «упорства» присоединилась и экс-либерал А.Гуцу (в то же время она сочла, что досрочные выборы неизбежны). Поэтому в создавшейся ситуации у Тимофти остался лишь один выход – добровольно подать в отставку с «заявой страниц на сто» о том, как на него давили. «Этим бы он расплатился сполна за эти 3 с половиной года унижений» (Н.Андреев). Представители этой группы полагали также, что за «упорством» Н.Тимофти стоит посол США Д.Петтит, который якобы и дал ему «соответствующие инструкции». Они считали, что М.Санду и И.Стурза – тоже «выдвиженцы Госдепартамента США».  Никаких обоснований этого автор версии не привел, но нашел поддержку в лице фактического лидера ХДНП Ю.Рошки, который сделал несколько аналогичных высказываний.

Есть и такие, кто считает, что если В.Плахотнюк станет премьером и пойдет по пути орхейского примара И.Шора, то у него есть шанс значительно улучшить свой имидж в глазах жителей страны, и он даже может стать «молдавским Лукашенко» (С.Прапорщик), но он должен еще определиться, каким путем пойдет.

Примерно в том же духе прозвучало и другое мнение: «уж лучше сам Плахотнюк, чем его марионетки». Экономист МВФ А.Кулюк, который его придерживается, считал, что лучше видеть В.Плахотнюка открыто раздающим интервью и комментарии прессе в качестве законного премьер-министра, чем существующего неизвестно где «серого кардинала», о котором, как и о его планах, никто ничего толком не знает. Ибо «больше власти, чем у него есть сейчас, у него не будет». Блоггер В.Лукьянчук заявил, что Молдова с 1991 г. нуждалась в сильном руководителе, «который все расставит по своим местам», и В.Плахотнюк – самая подходящая для этого личность, так как может реально решать вопросы.

С ними в какой-то мере солидаризировался политический аналитик В.Андриевский, по мнению которого, назначение В.Плахотнюка, привыкшего всегда быть в тени, на пост премьера, может стать настоящей ловушкой, к которой он сегодня не готов: «Вы представляете, что будет, если завтра Плахотнюка изберут премьер-министром? Слева – Додон и Усатый вот с такими биноклями, справа – платформа DA с такими же биноклями. Хочет он или нет, но ему придётся работать не на себя, а на страну… для тех, кто не любит Плахотнюка – это возможность вообще его убрать из политики и общественной жизни Молдовы…»

Журналист В.Никитуш предположил, что следующее Правительство Молдовы будет левоцентристским, на основе «широкого большинства» «Это будет правительство национального единства, правительство консенсуса во имя спасения Молдовы». Такое правительство будет поддержано коммунистами, чей лидер В. Воронин взамен вновь станет Президентом страны. Такой вариант предполагает теснейшее сотрудничество ДПМ, ПКРМ, «группы 14» и, возможно, ЛП с частью ЛДПМ в целях сохранения политической стабильности и недопущения досрочных выборов.

Представители правого лагеря (уже упомянутая А.Гуцу) возмущались фактическим союзом ЛП с Демпартией, причем «симптомы» положительного отношения М.Гимпу к М.Лупу, по ее мнению, существовали еще с 2009 г., что наносит серьезнейший удар по позициям либералов.

Сторонники Платформы «ДА», как и прежде, категорически отрицали, что за ними стоят олигархи, и утверждали, что этим сторонники ДПМ и В.Плахотнюка пытаются отвести огонь критики с себя на других.

Практически все высказавшиеся аналитики и блоггеры сошлись во мнении, что выход «группы 14» из ПКРМ – это существенное усиление ДПМ, которая теперь при помощи своих новых союзников может сформировать парламентское большинство и стало частью «хорошо срежиссированного плана».

Политологи и аналитики заранее узнали от «источников в КС» о готовящемся обращении (или обращениях) группы депутатов в Конституционный Суд, смысл которого в том, чтобы в случае официального формирования парламентского большинства в 51 голос Президент Н.Тимофти был обязан назначить выдвиженца этого большинства кандидатом в премьеры. Согласно этой версии, после неизбежного провала кандидатуры И.Стурзы на Тимофти будет предпринята «атака» СДП для назначения В.Плахотнюка (или кого-либо из его людей) кандидатом в премьеры. Сообщивший о ней журналист Д.Чубашенко считал такой вариант вполне вероятным, так как «кишиневский КС известен своей креативностью» и для его членов «не составит никакой сложности доказать, что Тимофти, хочет он этого или нет, обязан выдвинуть Плахотнюка в премьеры, а если президент этого не сделает, парламент вправе объявить ему импичмент». Журналисты А.Петков, Н.Морарь, В.Кожокарь, В.Кэлугэряну, фактически солидаризировавшись с этим мнением, назвали происходящее «ползучим госпереворотом». Несколько другими словами, но в том же духе высказался И.Боцан, считавший, что КС «превысил свои полномочия». «Падаю со стула, когда вижу, что решают эти судьи», заявил он.  26 декабря в знак протеста против такого развития событий несколько десятков комбатантов пикетировали резиденцию Президента Н.Тимофти, заявляя, что в случае избрания В.Плахотнюка премьер-министром на улицы Кишинева выйдут все несколько сот комбатантов, которых они представляют.

Ряд высказавшихся, не вдаваясь в детали политической борьбы, весьма критически относились к ней, потому что этот процесс существенно вредит целым отраслям и может погрузить их в глубокий кризис и хаос (в частности, медицину, финансирование которой на 2016 г. резко сократилось).

Анализ заявлений политических обозревателей и блоггеров показывает, что экспертное сообщество, несмотря на серьезные сомнения, допускает в целом приход к власти В.Плахотнюка, хотя и предрекает серьезные социальные потрясения в случае этого. Примечательно, что практически никто в сложившейся ситуации, за исключением части сторонников Платформы ДА и ЛДПМ, не выдвигает альтернативных кандидатур, а те, которые все же появились, либо чисто формальные, «непроходные», как И.Стурза, либо, скажем так, «младшие партнеры» все того же В.Плахотнюка, чья фигура вырисовывается все более явственно. Это, подчеркнем, понимают все – и левые, и правые, независимо от того, кто и как относится к самому В.Плахотнюку. В этой обстановке ушли на задний план тяжелейшая экономическая ситуация в стране, и перспективы углубления финансово-экономического кризиса. Придет ли к нашим экспертам и аналитикам осознание необходимости руководствоваться хотя бы в нынешнем положении прежде всего интересами экономики, мы явно увидим лишь позднее.

       5. Видение партиями дальнейшего развития событий

Этот вопрос никогда не числился среди самых популярных у руководства молдавских партий, поэтому, даже тщательно изучая высказывания их лидеров, весьма непросто отыскать в них политические прогнозы «на будущее». Но, тем не менее, некоторые предположения на сей счет за ними все же числятся.

Позиция ПКРМ выражается в резко отрицательном отношении к досрочным выборам. Исходя из этого, руководство партии во главе с В. Ворониным считает возможным создание стабильной левоцентристской коалиции, в которой по крайней мере, преобладали бы левые, способной создать технократическое «правительство профессионалов». Это правительство должно вывести страну из глубокого политического и экономического кризиса, в котором она оказалась после кражи «золотого миллиарда» и довести страну до следующих, очередных парламентских выборов, которые должны состояться не ранее декабря 2018 г.

Партия Социалистов, хотя и подчеркивает чуть ли не в каждом своем официальном заявлении о ситуации в стране, необходимость досрочных выборов, тем не менее допускает и иные варианты «решения вопроса», хотя и старается не акцентировать на этом особенного внимания. Согласно лидеру партии И.Додону, в срок до 29 января 2016 г. возможны несколько основных варианта событий. 

1.                  Так как И.Стурза очевидно не наберет необходимого большинства голосов депутатов, то многое будет зависеть от Президента Н.Тимофти – решится ли он вторично, рискуя собственным импичментом, выдвинуть И.Стурзу на пост премьера, понимая, что это может привести к досрочным выборам. По мнению Додона, ДПМ наиболее подготовленная из всех правых партий к такому повороту, так как у нее есть все необходимые ресурсы – СМИ, юстиция, присутствие во власти и более 20 председателей районов, однако он оговорился, что «через полгода» у них (ДПМ) не будет этих инструментов влияния «в той или иной форме». 

2.                  Этот вариант предполагает принуждение Н.Тимофти, в том числе путем угрозы импичмента, к выдвижению кандидатом на пост премьера человека, который устраивает ДПМ.

3.                  Он может быть осуществлен, если Н.Тимофти уступит мнению парламентского большинства, созданного ДПМ «или вокруг Платформы (СДП – Р.Ш.) или не знаю кого» и выдвинет ставленника этого большинства.

Как видно, несмотря на пропагандистские требования скорейших парламентских выборов, реализм все же не покинул лидера ПСРМ и он допускает даже такие варианты, которые ему самому весьма невыгодны.

По мнению лидера «Нашей Партии» Р.Усатого, И.Стурза вновь будет выдвинут на пост премьера Президентом Н.Тимофти. Если В.Плахотнюк и его сторонники не поддержат его, будут досрочные выборы. В ходе предвыборной кампании И.Стурза станет лицом нового правого политического блока с ПДП и остатками ЛДПМ. ЛП будет наблюдать, «собирая свои привычные проценты». Но по итогам выборов победят левые партии.

Мнение ДПМ, теперь уже в форме Социал-демократической платформы, носит сегодня ультимативный характер: либо новым премьер-министром станет член самой ДПМ (В.Плахотнюк) (на худой конец, кто-то из политиков, которые ДПМ устраивают, как Ю.Лянкэ), либо будут досрочные выборы. Любые попытки ЛДПМ и других политформирований (ПДП А.Нэстасе) выдвинуть другого кандидата рассматриваются ДПМ как попытка затягивать решение вопроса в условиях приближения сакраментального 29 января, до которого вопрос с назначением премьера должен быть решен, и потому категорически отклоняются.

Позиция ЛДПМ не менее ультимативна: эта партия согласна вести переговоры о создании Альянса и войти в него только при выполнении ее условия – предоставить пост премьер-министра своему выдвиженцу, не обязательно именно члену самой ЛДПМ (что показало выдвижение ЛДПМ И.Стурзы). В противном случае ЛДПМ согласна на выборы, хотя признает, что они были бы крайне нежелательны. Если же парламентское большинство все же будет составлено, но без учета требования ЛДПМ, то она готова немедленно уйти в оппозицию. Хотя это означает, что она будет там в одиночестве, потому что открыто солидаризироваться с ПСРМ для ЛДПМ было бы политическим самоубийством.

Самую простую позицию из парламентских партий заняла ЛП. Ее лидер М.Гимпу неоднократно давал понять, что ему абсолютно все равно, кто и на каких условиях составит проевропейское парламентское большинство, ибо ЛП вообще не претендует ни на какие высшие посты в государстве. Главное, чтобы такое большинство было все-таки сформировано в установленные законом сроки и Молдова продолжила свой путь в Европу.         

Мнение ПДП (А.Нэстасе) также может быть обобщено в нескольких основных идеях. Досрочные выборы должны состояться как можно скорее. ПДП уверена, что наберет на них большинство голосов, ибо сумеет убедить жителей страны, что виновато не соглашение об ассоциации с ЕС, а прежняя политическая элита, которая довела страну до взрывоопасного состояния. После чего политический курс нашей страны будет «подлинно проевропейским».

Известны также несколько мнений молдавского экспертного сообщества на сей счет. Д.Чубашенко насчитал 7 возможных вариантов дальнейшего разворачивания ситуации:

1. Уговорить президента Николае Тимофти по-хорошему выдвинуть в премьеры Плахотнюка.

2. Заставить Тимофти по-плохому (через решение Конституционного суда, уголовные дела против сыновей, шантаж, подкуп) выдвинуть кандидатом в премьеры Плахотнюка.

3. Отправить Тимофти в отставку, сделать А. Канду и.о. президента, выдвинуть Плахотнюка кандидатом в премьеры, а затем избрать его и президентом. 

4. Поддержать компромиссного кандидата в премьеры, например, Ю. Лянкэ, после чего избрать Плахотнюка президентом.

5. Проголосовать за премьера И. Стурзу, избрать Плахотнюка президентом, навесить на Стурзу всех собак, отправить его в отставку, назначить премьера лояльного Плахотнюку.

6. Пойти на досрочные выборы.

Почти все эти варианты имеют шансы реализоваться в нынешней Молдове.

Второе мнение высказал В.Кожокарь. Он считает, что В.Плахотнюк в конце концов «будет вынужден» поддержать во втором туре И.Стурзу (Кожокарь считает его «вторым Чолошем) ибо если он этого не сделает и попытается сместить Н.Тимофти, «в Молдове будет революция», как и в том случае, если он будет извлекать компромат на оппонента. Поэтому, по мнению Кожокарь, для самого Плахотнюка было бы выгодно поддержать сейчас Стурзу, чтобы потом «ставить ему палки в колеса» и стремиться улучшить свой рейтинг».

Третье мнение (Р.Фрунзарь) предполагает, что В.Плахотнюк станет премьер-министром, хотя он якобы этого в действительности не желает. Ему помогают стать главой правительства И.Додон и Р.Усатый, даже если официально они того не хотят. В этом случае самое лучшее, что может сделать В.Плахотнюк, став премьером – это начать бескомпромиссную борьбу с коррупцией, нанеся сокрушительные удары по ЛДПМ и ПДП А.Нэстасе. Две последние будут сопротивляться, но «их шансы слабы».

       Заключение

            Сегодняшняя политическая ситуация чревата очень серьезными последствиями. С одной стороны, их обещает В.Плахотнюк, заявляя, что страна нуждается в радикальных реформах в самых разных областях жизни. Сулит их и И.Стурза, говоря о необходимости «избавиться от олигархов» С другой стороны, если нынешняя ситуация не будет разрешена и в стране будут объявлена кампания досрочных парламентских выборов, это будет не только чревато дальнейшим падением жизненного уровня граждан нашей страны, невыплатами зарплат и пенсий, но и новом потоком «политических помоев» партий друг на друга, чтобы увеличить свои шансы на победу. Независимо от того, кто на них победит (если выборы, разумеется, состоятся) – это будет означать еще несколько месяцев «вхождения» новых чиновников в ситуацию, пересмотр многих критериев и приоритетов деятельности. Это будет означать еще несколько практически впустую потраченных месяцев. Времени хождения над экономической пропастью, рискуя в любой момент туда свалиться и обострить до предела социально-политическую обстановку в Молдове.  Далеко не все политические партии сегодня это понимают и готовы с головой окунуться в омут новой предвыборной кампании, даже за счет нищающего сегодня населения страны. Между тем им надо помнить, что теперь все политические партии финансируются из госбюджета и таким образом, находятся на народном содержании. Если они не хотят, чтобы народ призвал их на выборах к ответу за ту катастрофу, к которой они целенаправленно вели нашу страну в последние годы. Возобладают ли у молдавских политиков амбиции или они сумеют переломить себя и понять, что пора остановиться и вернуть страну к нормальному, поступательному развитию для превращения Молдовы в европейское государство не только на словах, но и на деле – в этом заключается сегодня «гамлетовский» вопрос для нашей страны и всех ее граждан.

 

            Руслан ШЕВЧЕНКО, зам.директора Института Эффективной Политики, доктор истории