Институт эффективной политики

Институт эффективной политики

7 апреля 2016
Информационно-аналитические материалы

Институт эффективной политики. Анализ политической ситуации в Молдове: февраль 2016 г.

В феврале 2016 г. партии начали медленно «приходить в себя» после многомесячной митинговой «горячки». Временами протесты еще продолжались, но были лишь бледной копией прежних. Не все партии оказались готовы к деятельности в «мирной» обстановке.

Институт эффективной политики. Анализ политической ситуации в Молдове: февраль 2016 г.

ПЛАН:

            Введение

1.      Краткая характеристика создавшейся к февралю 2016 г. ситуации. Основные требования и цели парламентских и некоторых непарламентских политформирований (НП, Платформа ДА)

2.      Плюсы и минусы в деятельности политформирований:

а) ПКРМ

б) ПСРМ

в) ДПМ (Социал-демократическая платформа)

г) ЛДПМ

д) ЕНПМ

е) ЛП

ж) НП

з) Платформа ДА (Партия «Достоинство и Правда»)

и) ПДС

3. Видение партиями дальнейшего развития событий

4. Отношение избирателей и аналитиков к деятельности партий

 5. Мнение иностранных политиков и аналитиков о ситуации в Молдове

6.  Рекомендации

7. Заключение

Введение

Февраль 2016 г. «отметился» в современной истории Молдовы как время продолжавшегося угасания массовых протестов. По инерции оппозиция еще провела несколько манифестаций. Еще продолжались заявления некоторых ее лидеров, особенно И.Додона, о необходимости их продолжения до полной победы. Но в то же время становилось заметно, как даже оппозиционные партии постепенно переходят к нормальному ритму жизни, с критикой парламентских инициатив и действий власти, и порядков, царящих в кишиневской примарии, а также деятельности примара Д.Киртоакэ. Вновь обострились и противоречия между недавними союзниками, которых объединяла только жажда власти. Как только стало ясно, что власть в скором времени ими получена не будет – взаимные нападки возобновились. Проведенные оппозицией форумы свелись к обычному обмену мнениями относительно неверной политики властей. Каких-то «прорывных» инициатив они не предлагали, да, вероятно, и не имели такой задачи.

Власть, со своей стороны, заметив изменения в поведении оппозиции,  стала временами демонстрировать, что готова идти на некоторые уступки со своей стороны. Например, была поддержана инициатива ПСРМ о демонополизации СМИ, состоялась давно ожидаемая оппозицией отставка Генерального прокурора К.Гурина и т.д., которые ПСРМ объявила своими успехами и призвала к дальнейшей борьбе. Постепенная нормализация внутриполитической жизни страны поставила перед властью и оппозицией множество проблем. Основную их часть мы рассмотрим на страницах настоящего обзора.

1.Краткая характеристика создавшейся  к февралю 2016 г. политической ситуации.

ДПМ, отметившая в феврале 2016 г. свое 19-летие, вживалась, впервые в своей истории, в образ партии, почти единолично правящей страной и проводящей свои идеи через Правительство. Поэтому основная часть инициатив, исходивших от этой партии, сводилась к решению вопросов социально-экономического характера (временное освобождение бизнеса от проверок, появление социального хлеба, подготовка к снижению некоторых тарифов и т.д.) и некоторым мерам по реформированию государственных институтов (Генеральная Прокуратура).

Позиция ЛДПМ носила «протестный» характер. Ее представители высказывали недовольство создавшейся в стране ситуации, в которой главенствует ее бывший партнер по коалиции, ДПМ, выступали с критическими замечаниями в ее адрес и время от времени угрожали участием в протестах.

ЛП выдвигала обвинения в адрес тех, кто разрушил альянс прозападных сил в Кишиневском муниципальном совете и старалась подчеркнуть бессмысленность и ненужность протестов на центральной улице Кишинева.

ПКРМ продолжала численно слабеть, ее ряды покидали все новые группы разочаровавшихся экс-коммунистов и, не сумев вовремя найти правильный курс, прежде помогавший ей сохранить сторонников, она временами подавала сигналы, что готова сотрудничать с властью на определенных условиях.

ПСРМ, осознав необходимость по крайней мере временно, отложить свое требование немедленных досрочных выборов, вернулась к резкой критике политики правящей коалиции во главе с ДПМ.

Непарламентские формирования (НП, Платформа ДА, ПАС) поддерживали идею прямых всенародных выборов Президента, рассчитывая этим добиться ослабления позиций действующей власти, но не собираясь при этом выступать с единым кандидатом, ввиду различий в политических позициях.

 2. Плюсы и минусы в деятельности политформирований:

а) ПКРМ

Несомненным минусом стала для партии в феврале 2016 г. информация о выходе сотен ее членов из рядов ПКРМ с последующим переходом в ряды ПСРМ, ссылаясь на то, что ПКРМ больше не является оппозиционной структурой. Даже если предположить, что цифра «500», появившаяся в этой связи в СМИ, преувеличена или завышена, либо вовсе не соответствует действительности ввиду «подтасовки фактов» и «дезинформации», как на этом настаивали представители самой ПКРМ, все равно такие сведения подрывали имидж бывшей правящей партии и символизировали процесс дальнейшего падения ее влияния.

Новым ударом для ПКРМ стало заметное ослабление бэлцкой, прежде одной из ведущих ее парторганизаций (еще в 2011 г. коммунисты получили здесь 63,49% голосов), где представитель партии В.Панчук около 15 лет был фактическим хозяином города. В ноябре 2014 г. за ПКРМ тут проголосовало уже всего 15% избирателей. Это ослабление проявилось и в уходе из партии ее местного лидера В.Витюка, руководившего МК ПКРМ целое десятилетие (впрочем, сам В.Витюк утверждал, что не выходил, а был исключен из ПКРМ, причем «с явным нарушением устава»). В Бэлцком муниципальном совете после местных выборов осталось всего 3 коммуниста, но и они фактически отдалились от партии,  и фактически к началу 2016 г.  ПКРМ в муниципальном совете уже вообще никто не представлял.

Откровенно провальными для имиджа партии оказались предложения повысить зарплату Президенту, Председателю Парламента и Премьер-Министру, и особенно «сотрудничать с властью при строгом соблюдении пределов компромиссов».  Фактически ПКРМ этим облегчала задачу правящей коалиции и сама просила для ее представителей то, что им было пока неудобно сделать. Сотрудничество же с властью, тем более такой, как нынешняя, которую сами коммунисты прежде постоянно называли предельно коррумпированной и мафиозной, продажной и олигархической, вообще трудно будет объяснить любому левому избирателю, для которого такая идея будет звучать просто дико.

Коммунистам пришлось также опровергать появившеся в прессе обвинения в том, что их лидеру В.Воронину по слухам принадлежат 4 га земли на ул.Чокырлией, вместе с эффектным особняком. Руководство партии пригрозило этим СМИ судебной ответственностью за распространение таких сведений.

В то же время стали появляться симптомы некоторой активизации позиции партии, в последние месяцы ведшей себя довольно пассивно. Пленум ЦК ПКРМ решил перейти к более решительным действиям, возможно, вызванным заметным ослаблением былого авторитета партии. В частности, предлагалось «считать невозможным компромиссы с властями, политическими партиями, движениями и другими общественными организациями по вопросам сохранения независимости РМ, её нейтрального статуса, реинтеграции и конституционного характера государственного устройства». В ответ на выход «группы 14» ПКРМ предложила в Парламенте меры борьбы против «парламентского туризма», однако она была отклонена парламентским большинством. Более того, намечались уже и первые после довольного долгого перерыва протестные акции: организация  на местах пикетирования местных органов власти силами членов первичных и районных парторганизаций и сторонников ПКРМ», а советники местных советов первого и второго уровней   теперь обязывались на сессиях советов проводить позицию партии, «вскрывая антинародные действия представителей власти».

Постоянные выпады некоторых СМИ в адрес ПКРМ и лично В.Воронина заставили его сделать небезосновательное заявление о том, что коммунисты, в отличие от остальных левых и прочих партий, поддерживают постоянные связи с воинами-«афганцами» и присутствовали на митинге в честь очередной годовщины вывода советских войск из Афганистана.

После некоторой заминки В.Воронин выступил с давно ожидаемой левыми критикой правительства П.Филипа. Отметив хорошие административные качества последнего, он заявил, что «с таким составом правительства» он «ничего не сможет делать», так как это «те же люди, которые довели страну до такой ситуации, поменяли только министров от ЛДПМ».

Также плюсом ПКРМ нужно считать выдвинутые ею руководству страны обвинения в «узурпации власти», начавшейся еще в 2009 г., на основании чего они требовали открыть уголовное дело.  Демпартию они обвинили в «скупке голосов» для поддержки кабинета Филипа в январе 2016 г., в результате чего «высший законодательный орган стал объектом для насмешек», а КС – в том, что он «стал обслуживать» интересы власти.

В пользу ПКРМ сыграла критика ею крайне непопулярного в среде левых избирателей министра обороны, в прошлом-врача-эпидемиолога А.Шалару, известного своей поддержкой идеи вступления Молдовы в НАТО. Министра обвинили в «безответственном отношении к безопасности государства и национальной обороне», «непрерывное ухудшении ситуации в области обороны» и «непрофессиональном руководстве вооруженными силами».

Характерной чертой всех левых партий в Молдове являются постоянные выпады в адрес Румынии, которые практически никогда не «уравновешиваются» аналогичной критикой по адресу РФ и особенно лично В.Путина. Вот и на сей раз, явно для своих избирателей В.Воронин обвинил Румынию в том, что во время приднестровского конфликта она оказала помощь не танками, как, по словам В.Воронина, обещала, а только «подержанным железом». Воронин также напомнил и о до сих пор невыделенном Румынией Молдове кредите в 100 млн.долларов.

Все эти аспекты сыграли, безусловно, положительную роль в определенном восстановлении имиджа ПКРМ, серьезно пострадавшего в последние месяцы. Партия, несмотря на некоторые ошибки, начала возвращать себе имидж подлинно оппозиционной.

б) ПСРМ

Гораздо более последовательную позицию на левом фланге заняли социалисты. Они старательно обыгрывали практически все знаковые в левом лагере темы: непопулярную власть, отсутствие тех или иных законопроектов в Парламенте, молдавский патриотизм, дело политических экстремистов во главе с П.Григорчуком и Г.Петренко, которое И.Додон, игнорируя действующее законодательство страны, ничтоже сумняшеся именовал «преследованием по политическим мотивам» и даже «позором для государства»,  досрочные выборы («мы заберем власть без войны и крови», пообещал И.Додон), боролась с незаконными застройками и «распилом» земель в Кишиневе, резко враждебно относилась к нынешней украинской власти во главе с П.Порошенко (последнего они, помимо прочего, обвиняли в «приятельских» отношениях с молдавским олигархом В.Плахотнюком) и т.д. Для этого им даже не нужно было прокладывать какие-то новые пути. Требовалось просто время от времени обозначать свою неизменно негативную позицию по всем этим вопросам. Необходимо отметить, что с этой ролью партия прекрасно справилась.

Время от времени они констатировали и продолжающееся ухудшение экономической ситуации в стране, что должно было засвидетельствовать, что и новое руководство Правительства также не сумело справиться с кризисом, как и прежнее.

Очень выгодным, приносящим теперь ПСРМ немалую электоральную пользу, оказалось решение Конституционного Суда, которое восстановило право народа на прямые выборы Президента.  Партия не только немедленно начала подготовительную работу для участия в них со своим кандидатом, но и потребовала  уточнений от КС, чтобы Парламент мог внести необходимые изменения в законодательство. Теперь социалисты уже предлагали провести президентские выборы вместе с досрочными парламентскими.

Еще одним, стандартным для левых на территории бывшего СССР и очень популярным в их среде методом политической борьбы стало проявление неприязненного отношения ПСРМ к США. И.Додон, опираясь на надуманные и бездоказательные утверждения, уверял публику, что-де, США намерены организовать «великое объединение» Молдовы с Румынией не далее как в 2018-м, и якобы с этой целью организовали очередной политический кризис в Молдове. Такое заявление следует считать «политической местью» молдавских левых США за то, что они поддержали молдавскую власть и не дали социалистам повод для ее устранения.

Партия успешно использовала выход группы коммунистов из ПКРМ, объявив, что она «сдана в аренду Плахотнюку», так как «в руководящих органах ПКРМ оказались люди, лишенные совести и принципов». В подтверждение идеи «сговора» ДПМ и ПКРМ И.Додон утверждал, что Воронин якобы предложил В.Плахотнюку голоса всей своей фракции, только чтобы добиться утверждения кабинета П.Филипа.

Несомненным триумфом ПСРМ можно назвать голосование в Кишиневском муниципальном совете за законопроект, приостанавливающий незаконное строительство ряда  объектов. До сих пор эта животрепещущая тема не находила такой поддержки среди городских советников. Партия обоснованно критиковала власти Кишинева за многочисленные темные сделки, которые совершались в примарии столицы, за полное отсутствие прозрачности при подготовке и проведении публичных конкурсов и т.д.

Другим важным успехом ПСРМ является принятие Парламентом законопроекта о демонополизации СМИ, который уже несколько лет готовился в недрах Парламента. Он, по крайней мере, давал надежду, что ситуация в этой области в скором времени радикально изменится.

Вернувшись к парламентской деятельности, ПСРМ возвратилась и к своим былым требованиям «до» протестов осени 2015 г. Вновь были повторены требования о реформировании Высшей судебной палаты, о принятии отставки членов ЦИК и назначении новых членов, об отставке членов Координационного совета по телевидению и радио, об отставке директора Национального центра по борьбе с коррупцией, Службы информации и безопасности.Также фракция ПСРМ потребовала внести в повестку дня инициативу о выплате компенсации потребителям в связи с повышением тарифа на газ и электроэнергию. И хотя все эти проекты были отклонены (едва ли ПСРМ рассчитывала, что они будут приняты), важно было показать, что в отсутствие протестов депутаты фракции организованно вернулись к нормальной законотворческой работе и вновь ставят перед властями невыполнимые требования.

Наконец, ПСРМ имеет все основания считать своим успехом разрешение И.Додону посетить Приднестровье. Такой «льготы» не имеет больше никто из молдавских политиков, даже экс-Президент Молдовы В.Воронин, сам уроженец Левобережья.

К числу явных минусов для ПСРМ надо отнести их участие в заседаниях Гражданского форума, выдвинувшего власти внушительный пакет требований, в частности: изменение законодательной базы для банковской системы и внесение поправок в УК для устранения дальнейших рисков мошенничества и прекращения отмывания денег; независимость Нацбанка и отмена возможность судов и Министерства юстиции блокировать решения НБМ и финансовой комиссии; полный аудит трех банков под особым контролем Национального банка; выбор председателя Нацбанка и его заместителей на конкурсной основе при помощи международных экспертов. В приемную комиссию должны входить председатели или вице-директора европейских банков; адаптация законодательства для осуществления реформ в юстиции и для борьбы с коррупцией; одобрение проекта закона о Национальной комиссии по неподкупности; внесение изменений в законодательство, чтобы обеспечить назначение и продвижение на должности судей людей, в отношении которых нет подозрений в коррупции или беспринципности; консолидация органов правопорядка, контроля и регулирования: отставка Генерального прокурора, руководства НЦБК; срочное назначение правительством в качестве судьи КС кандидата, выбранного на основе конкурса, организованного в 2015 году; инициирование международного аудита административного Финансовой комиссии, Совета по конкуренции, НАРЭ; массовая отправка в отставку членов КСТР и назначение нового руководящего состава на конкурсной основе; назначение членов ЦИК на основе прозрачной конкуренции, выбирать их тоже будут независимые эксперты; пересмотр законодательство по отношению к политическим партиям, чтобы привести его в соответствие с европейскими стандартами и т.д.

Весь этот список требований, по мнению участников форума, власть должна была удовлетворить в течение месяца, иначе ее ждали новые протесты. Однако, как мы знаем, почти ничего из этого списка не осуществлено даже сегодня, но никаких новых «еженедельных» протестов, а тем более «революции», которой угрожали лидеры протестующих, нет и явно не предвидится. Остается под вопросом, зачем же было выдвигать властям такие требования, если на 99,99% было ясно, что они не будут выполнены сегодня, да еще в столь короткий срок, а вот оппозиции придется в таком случае исполнять свою угрозу и устраивать «революцию». Несмотря на это, И.Додон все еще бодрился, уверял, что досрочные выборы – задача реальная и строил довольно детальные планы того, что будет делать ПСРМ во главе с ним, когда придет к власти. Он воспользовался последовавшей в феврале 2016 г. отставкой Генпрокурора К.Гурина, которую тут же объявил победой оппозиции. Он пообещал, что Генпрокуратура больше не станет инструментом для политических игр и что последуют и новые увольнения руководящих чиновников (в частности, все того же А.Шалару). Хотя как этого добиться, И.Додон не сказал. Ведь и Прокуратура, и все остальные госучреждения оставались в руках действующей власти и с точки зрения И.Додона, они продолжали являться «инструментом для политических игр». 

\Потерпел провал и другой расчет И.Додона - на союз с НП Р.Усатого, основанный, по-видимому, на властных амбициях лидера «Нашей партии». Многократные призывы лидера социалистов к Р.Усатому действовать совместно не увенчались успехом. Скорее даже наоборот, отношения между двумя лидерами стали все больше портиться.  В конце концов И.Додон это понял и обвинил Р.Усатого в том, что тот «ищет повод для ссоры». Однако парадоксальным образом оба лидера обвинили друг друга в том, что «выполняют заказ» В.Плахотнюка.

Наконец, недавнего своего политического оппонента А.Нэстасе И.Додон похвалил, утверждая, что тот, хотя и «прозападник», но не подчиняется решениям «вашингтонского обкома» и «действует в интересах народа». Такое заявление тоже нехарактерно для молдавского политического класса, ибо практически никогда бывшие электоральные конкуренты в нашей стране, тем более с разными геополитическими симпатиями, не уверяли, что бывший оппонент тоже «выражает интересы народа». К слову, А.Нэстасе на «любезность» И.Додона не ответил.

ПСРМ, таким образом, стремясь укрепить свой имидж главной оппозиционной силы Молдовы, правильно использует для этого все «болевые точки» молдавского общества, благо, в прежние годы власть дала их немеряное количество. Чтобы изменить ситуацию, ей пока не хватает прагматизма и способности объективно посмотреть на происходящее в стране.

в) ДПМ (Социал-демократическая платформа)

Придя, наконец, к власти, ДПМ, видевшая себя в роли «стабилизатора» политических сил в Молдове, взяла на себя несколько «социальных» обязательств. Ее представители, в частности, пообещали не менее чем 10%-ную индексацию пенсий и пособий, продолжение выплат зарплат, пенсий и пособий в обычном режиме и т.д., невзирая на тяжелое финансовое положение страны. Это обязательство стало исполняться. Правительство приняло пакет законопроектов – о декларировании имущества и личных интересов, о Национальном Центре Неподкупности, о борьбе с незаконным обогащением, о конфликте интересов и состоянии несовместимости для госслужащих. Таким образом, была создана определенная законодательная база для последующей борьбы за «чистоту рук» госчиновников, что можно записать в плюс новому Правительству. Впервые было заявлено намерение Правительства добиться снижения цен на лекарственные препараты и электричество.

Плюсом для ДПМ следует считать ответ Председателя Парламента А.Канду, опровергшего заявления главы Правительства РФ Д.Медведева о том, что Молдова якобы находится на грани «назревающего национального кризиса». Оно показывает, что несмотря на намерение лидеров ДПМ налаживать мосты с Россией, тем не менее новое молдавское руководство даст отпор недалеким и беспочвенным измышлениям, порочащим нашу страну.

Возобновились заседания рабочих групп по «гагаузскому вопросу» и разграничению полномочий местных и центральных властей региона и страны в целом.

Партия несколько обновила свое высшее руководство, избрав трех новых вице-председателей – О.Калмыка, М.Бабук и С.Сырбу, которые будут курировать в ДПМ те же направления, которыми они занимаются и в Правительстве – экономикой, культурой и юстицией.

Симптомом дальнейшего укрепления позиций нового руководства страны стало выдвижение им обвинений оппозиции в погроме здания Парламента во время массовых протестов 20 января.

В то же время, по сообщениям СМИ, Правительство отклонило законопроект об изменении Кодекса телевидения и радио, который предусматривал изменение статьи 66. В том случае, если бы законопроект был принят, физические или юридические лица утратили бы право обладать  более чем пятью лицензиями на вещание в одной административно-территориальной единице или зоне, не обладая при этом исключительными правами.  Это обстоятельство сразу навлекло на Правительство обвинения в том, что оно «защищает интересы» В.Плахотнюка и сказалось отрицательно на оценке его деятельности.

Также серьезной ошибкой Правительства был допуск на территорию Молдовы лидера одной из унионистских организаций Д.Симиона, которому ранее был запрещен въезд в страну. Это событие тоже сыграло в пользу оппозиции действующей власти, так как дало почву под обвинения новых властей в потворстве антигосударственным настроениям.

Достаточно сдержанно приняли П.Филипа и его министра иностранных дел А.Галбура в Брюсселе, где молдавским властям напомнили о объеме взятых на себя, но пока не выполненных обязательств.

Не в пользу ДПМ сыграло и сообщение о покупке ее неофициальным лидером В.Плахотнюком «еще двух телеканалов». Оппозиционные СМИ восприняли это как новый шаг ко всевластию ДПМ и самого В.Плахотнюка.

В целом у ДПМ оказалось в феврале 2016 г. много как плюсов, так и минусов. И то, и другое естественно для партии, оказавшейся теперь у власти и несущей ответственность за дальнейшее развитие целого государства. Сегодня у нее гораздо больше возможностей, чем у других, чтобы доказать, что в состоянии лучше управлять страной, чем ее предшественники. Но и недостатки и ошибки ее теперь тоже стали достоянием широкой общественности и нередко подвергаются острой критике. Будет на пользу партии, если эти недостатки и ошибки она сумеет учесть и постепенно совершенствоваться.

г) ЛДПМ

Сделавшись оппозиционной партией, ЛДПМ стала выдвигать новой власти ряд обвинений: в антидемократичности, отсутствии диалога с оппозицией, контроле за всеми ведущими госструктурами,  шантаже оппозиции для «окончательного уничтожения» ЛДПМ (В.Пистринчук, В.Стрелец), угрожала акциями протеста, пикетами госучреждений, жалобами в Брюссель и западным дипломатам в Кишиневе и т.д.

Также в СМИ появлялись компрометирующие публикации в адрес ДПМ, руководители которой якобы получили от Шора Кишиневский аэропорт.  Но акции протеста не были осуществлены, и сторонники партии не смогли понять, какой будет стратегия ЛДПМ дальше, кроме критики власти. Кроме того, некоторые выступления, которые сделали представители руководства ЛДПМ, в отличие даже от ПСРМ, не содержали конкретных альтернативных идей по выводу страны из кризиса, а концентрировались на констатации недостатков нынешней власти, действительных или преувеличенных, и только комментировали тяжелую ситуацию, которая сложилась ныне в стране либо призывали власть услышать пожелания народа. Они еще продолжали придерживаться принципа избрания Президента в Парламенте, и В.Пистринчук считал это вполне законным и правильным.

 Вместе с тем начался и переход партии к поведению обычной оппозиционной парламентской фракции. В частности, ЛДПМ предложила изменить порядок подбора членов ЦИК и в дальнейшем назначать глав госучреждений по конкурсу. . Это обстоятельство, а также наметившийся процесс очищения партии от скомпрометировавших себя лиц («в том числе и Филат»),  а также обещание провести 20 марта очередной съезд, на котором решить вопросы реорганизации ЛДПМ, о котором говорил в одном из своих выступлений и.о.председателя ЛДПМ В.Стрелец, стали несомненным плюсом партии, символизирующим ее желание преобразоваться и существенно улучшить свой имидж в глазах избирателей. Партия даже не обращалась в судебные инстанции с требованием освободить или хотя бы помиловать своего бывшего лидера В.Филата. По-видимому, и в ее руководстве достаточно хорошо отдавали себе отчет о вине бывшего премьера перед законом, и не хотели, чтобы он тянул «на дно» всю партию.

Таким образом, ЛДПМ не сумела в феврале разработать какую-то  стратегию вывода партии из кризиса или предложить альтернативу деятельности власти. Появились только обещания сделать это, но они были связаны со съездом партии, который предполагалось провести в преддверии досрочных выборов, чтобы в ожидании их выступить «чистыми» перед избирателями.

д) ЕНПМ

Плюсом этой партии было то, что она обращала внимание на сравнительно редко затрагиваемые в молдавской политике проблемы. Среди них, например, проблема молдавских мигрантов, работающих за границей. ЕНПМ предложила комплекс мер по улучшению их положения, в частности, образовать специальное Министерство диаспоры, создать культурные центры, обеспечить реинтеграцию вернувшихся мигрантов, удешевление услуг по переводу в Молдову денег и посылок и т.д.

Увидев, что Кишиневский муниципальный совет, по существу, превратился в машину для проведения решений, принятых Примарией, ЕНПМ вышла из коалиции, составлявшей большинство в КМС, и предложила ряд мер по изменению ситуации, как-то: введение электронного голосования и электронного же документооборота, внешний контроль за использованием средств в примарии, организация публичных конкурсов на замещение должностей и т.д. Эти меры, безусловно, современны в нынешних условиях и также будут способствовать закреплению за партией имиджа подлинно европейского политформирования.

Партия сделала определенные шаги и в благотворительной деятельности, сотрудничая с некоторыми школами-интернатами, и оказывая помощь живущим там детям.

В то же время партия избегала выступать с оценками сложившейся социально-политической и экономической ситуации и не предлагала своего видения по разрешению накопившихся в стране проблем, что исключительно важно для политформирования, которое ориентируется на европейские принципы существования и деятельности. Не хватает сегодня партии и знакомства с реалиями европейской жизни, с последующим их применением в молдавских условиях, чтобы способствовать европеизации общественной жизни и быта жителей нашей страны.

Выступив с определенными инициативами по ряду вопросов, ЕНПМ пока не предложила  разрешения многих других в соответствии с европейскими требованиями, на примере каких-либо из успешно развивающихся стран ЕС, или хотя бы стран второго-третьего эшелона, как, например, Португалия, Испания, Венгрия, Эстония, которые (особенно последние) несколько ближе Молдове по уровню своего экономического развития, чем остальные.

е) ЛП

Деятельность Либеральной партии сопровождалась рядом скандалов и пиар-акций. То с резкими нападками выступали либералы, то их оппоненты. После развала проевропейской коалиции в КМС ЛП выразила возмущение случившимся и выступила с обвинениями в адрес остальных партий, составлявших его, и даже обвинила ПСРМ в том, что если она будет блокировать заседания КМС, то число проектов по «распилу» общественных земель станет расти. Почему из-за поведения социалистов должно было расти число таких проектов, представитель ЛП не объяснил. Продолжались конфликты вокруг застроек зеленой зоны города, особенно заправками, и связанные с новыми проектами Примарии, по бул.Негруци и бул.Штефан чел Маре. В какой-то момент сорвавшись, примар Д.Киртоакэ пожаловался, что в примарии он «съел свою молодость» и даже заявил «Если я во всем виноват, отправляйте в отставку, 35 голосов Мунсовет наберет». Правда, больше к этой больной для ЛП теме не возвращался.

Также минусом в деятельности ЛП и ее сторонников следует считать попытку сотрудников фирмы D&D, «аффилированной» депутату от этой партии Ю.Дырде, потребовать от муниципального совета Кишинева «не мешать им работать», после того, как последний запретил им проводить одну из строек. Такое поведение показывает, что при необходимости ЛП готова не считаться не только с мнением жителей, но даже и муниципальных советников, что именуется обыкновенным произволом. Ударом по репутации партии стало задержание сотрудниками НЦБК ряда работников примарии по подозрению в коррупции (со своей стороны, Д.Киртоакэ уверял, что давно просил правоохранительные органы «расследовать случаи коррупции»).

 Оппозиция либералам попыталась отомстить, проголосовав за отставку начальника управления транспорта И.Гамрецкого и претора сектора Чентру О.Поятэ. Лидер либералов М.Гимпу в резкой форме посоветовал политическим оппонентам умерить амбиции и смириться с тем, что Президент обязательно будет избран, и именно в Парламенте, а не всенародно, что вызвало бурю протестов с их стороны. Он же призвал к закрытию оппозиционного Jurnal TV, который обвинил в необъективности, а всю остальную прессу  в том, что она ответственна и за кражу «золотого миллиарда». Периодически, он, впрочем, был вынужден оправдываться, обосновывая, например, свое решение голосовать вместе с экс-коммунистами. Не остались в долгу и оппоненты. Экс-прокурор Кишинева И.Дьяков обвинил М.Гимпу в продвижении «людей Плахотнюка» на пост губернатора Нацбанка и Генерального Прокурора. Непрерывные скандалы, и в особенности из-за провального руководства либералами Кишиневом, всегда остаются негативной стороной деятельности этой партии, и ей до сих пор не удается извлечь урок из непрерывных конфликтов, связанных с Кишиневом.

ЛП настойчиво подчеркивала, что намерена и в дальнейшем придерживаться прозападного и антироссийского курса, особенно в связи с наличием контингента российских войск в Приднестровье, а чтобы ослабить российскую угрозу, предлагала сближаться с НАТО (с последующим вступлением) и заключить с ним соглашение (А.Шалару). При этом А.Шалару и М.Гимпу не удалось избежать скандальных утверждений типа «Молдова находится в состоянии войны с Россией».

А чтобы ни у кого не оставалось сомнений в ЛП, ее представители (Ю.Киринчук) разъясняли, что ничего к худшему не изменилось, партия даже усилилась, получив посты в Правительстве, ряд служб и департаментов. Все эти меры также следует признать необходимыми для укрепления заметно подорванного после совместного с экс-коммунистами голосования за кабинет П.Филипа авторитета, и убеждения своих сторонников, что в своем сегменте ЛП, как и раньше, не имеет конкурентов.

Но на «внешнем фронте», с представителями различных партий Европы и посольствами, аккредитованными в Молдове, напротив, ЛП проявила последовательность. Ее лидер М.Гимпу настойчиво доказывал иностранцам необходимость формирования именно такой коалиции, которая существует ныне в Молдове, ради будущего страны. Участились и поездки М.Гимпу по стране, с той же целью.

В феврале 2016 г. ЛП четко обозначила свою позицию по ряду других  проблем внешней и внутренней политики. Либералы резко раскритиковали Россию за поддержку сепаратизма и введение многочисленных санкций против Молдовы. ЛП вновь подчеркнула важность связей со странами ЕС и особенно США, как одного из главных и самого влиятельного донора Молдовы.

Не была забыта и одна из главных тем в идеологии ЛП – языковая – М.Гимпу требовал ограничения применения сферы русского языка в Молдове и призвав «не возиться» с теми, кто «не признает это государство и не хочет знать этот язык». Именно такой язык общения приветствуется в правых кругах в отношении тех, кто не разделяет их позиции или же действительно выступает за Россию, и именно такой язык одно из электоральных преимуществ ЛП на правом фланге. Зная это, М.Гимпу делал, и без всякого сомнения, будет делать заявления такого характера, вопреки истерике русскоязычных СМИ, которая немедленно начинается после каждого его такого высказывания.  Периодически создается впечатление, что такие высказывания выгодны обеим сторонам: либералам, потому что можно еще раз подтвердить преданность своим принципам, а русскоязычной прессе – чтобы еще раз покричать о неминуемой страшной угрозе для русского языка и русских, которая якобы исходит от либералов. Хотя если бы такое желание у ЛП действительно было, то за 9 лет руководства Д.Киртоакэ Кишиневом либералы могли превратить столицу вообще в «концлагерь» для русскоязычных. Время показало, что в подавляющем большинстве эти заявления остались только сотрясением воздуха. Впрочем, порой  его выпады  относились не только к левым, а порой и правым партиям (ЛДПМ), за «несправедливое отношение к либералам».

Таким образом, нужно констатировать, что ЛП в феврале в целом подтвердила свой имидж прозападной и последовательно антироссийской силы. Однако ее имидж постоянно сотрясают скандалы, связанные с Кишиневом и некомпетентным ведением командой примара Д.Киртоакэ городского хозяйства.

ж) НП

В феврале «Наша партия» не изменяла своему стилю широковещательных, подчас откровенно скандальных и даже угрожающих заявлений. Все они исходили от лидера НП Р.Усатого. Так, например, он сообщил, что располагает доказательствами причастности неофициального лидера ДПМ В.Плахотнюка к «международной преступной сети» и  «преступлениям в России, Германии и Румынии». Однако предоставлять их Генпрокуратуре или хотя бы предъявлять журналистам отказался.

 Немало таких заявлений  касалось внешней политики. НП, таким образом, подтвердила высказываемую ею еще до протестов 2015-2016 гг. позицию сторонницы нейтралитета (Р.Усатый пообещал, что в случае прихода к власти в Молдове не будет ни «14-й армии», ни НАТО). Чтобы подтвердить имидж «левого», Р.Усатый заявил, что от посла США он никак не зависит и что после своей победы «закроет посольство США» и создаст там «караоке-клуб».

С этой же целью он ответил на выпады экс-Президента Румынии Т.Бэсеску, также славящегося своими эпатажными заявлениями, подтвердив, что будет следовать не в «ТС», а согласно выбору народа на референдуме. Кроме того, он предложил Т.Бэсеску личную встречу, в которой они, «как два скорпиона» (по Зодиаку – Р.Ш.) несомненно, поймут друг друга. А вот это уже нехарактерно для молдавских левых, отличающихся традиционно воинственной риторикой по отношению к Румынии и ее политикам и о личных встречах обычно не заговаривающих (разве что иносказательно). Молдавская левая пресса не случайно обошла эту его идею своими комментариями. Она еще раз подтверждает наше мнение, высказанное в предыдущих публикациях об этом политике, что при необходимости Р.Усатый прекрасно найдет общий язык даже с унионистами. Просто время для такого кульбита пока не настало.

Плюсом партии стало также заявление Р.Усатого о намерении сместить примара Фэлешть, избранного от НП, за невыполнение программных требований (поддержка открытия новых казино, незаконные приватизации жилых помещений и т.д.). Это хороший электоральный ход, который позднее будет использован партией как доказательство серьезности своих намерений. Правда, сначала надо его реализовать, то есть довести до конца. В то же время в других населенных пунктах, где примарами являются представители НП (Басарабяска) открытие новых казино остается руководством НП незамеченным, что ставит под сомнение готовность партии выполнить свое намерение.

НП успешно использовала проведенные полицией у некоторых ее членов обыски, которые расценила как «ответ режима» на критику его действий и «варварские методы запугивания оппозиции». Партия развернула целую пропагандистскую кампанию по поводу столкновений полиции и сторонников группы экстремистов во главе с Г.Петренко и П.Григорчуком, пытаясь настаивать на их «невиновности» и всячески отвлекая внимание общественности от противозаконных действий этой группировки как 6 сентября, так и прежде, когда некоторые из них участвовали в подготовке антигосударственных беспорядков после парламентских выборов ноября 2014 г.

Характерной для Р.Усатого чертой является распространение всевозможных «страшилок», к которым, правда, молдавские СМИ чаще всего уже научились относиться снисходительно и не принимать всерьез. К их числу относится утверждение, что якобы во время протестов левой оппозиции в Молдову прибыли «несколько сот провокаторов» из Украины, чтобы помешать левым.

Другим весьма сомнительным заявлением, стало высказывание Р.Усатого после встречи с западными дипломатами, которые якобы   «понимают, что допустили ошибку, поддержав правительство Плахотнюка, думают, как выходить из ситуации». В данном случае, скорее всего, речь идет о привычке выдавать желаемое за действительное.

Минусом НП стало продолжающееся сравнительное равнодушие Р.Усатого к Бэлць, чьим примаром он был избран летом 2015 г. О том, что там происходит под его руководством, Р.Усатый очень редко рассказывает прессе и в основном положение дел в этом городе освещается только местными СМИ, с которыми в Кишиневе знакомы слабо (главным образом, электронными). В одном из немногих таких интервью Р.Усатый отделывался только обещаниями выполнить ранее заявленное – «может быть», будут куплены несколько единиц «Скорых», он «планировал посетить» Бэлцкий винно-коньячный завод, и в ситуацию с ним «по возможности» будет вмешиваться; в Бэлць «будет» еще один бассейн (когда-нибудь позже – Р.Ш.) и т.д.

По итогам этого месяца мы увидели снова множество заявлений и обещаний о том, что и как БУДЕТ делать НП и сам Р.Усатый. Но о том, что он уже сейчас делает, известно куда меньше. Это немногое сводится к пропагандистским кампаниям и декларациям на разные темы. Ни сам Р.Усатый, ни НП в целом до сих пор не показали жителям страны, чем принципиально дела в управляемых ими населенных пунктах и районах отличаются от остальных, где во главе стоят представители других партий. Но этого катастрофически мало для того, чтобы, считая себя альтернативой действующей власти, показать свое превосходство над нею.

з) Платформа ДА (Партия «Достоинство  и Правда»)

К числу плюсов Платформы для своих сторонников следует причислить подборку фактов о действующей власти (автор материала, журналист В.Нэстасе, именует ее «хунтой») за первые две недели правления. Эта дополненная подборка также будет использоваться в пропагандистских целях, например, в скорой президентской кампании. Среди выдвинутых власти обвинений – преднамеренное избиение людей 20 января, когда утверждался кабинет П.Филипа, «сервилизм» Национального Телевидения и Радио, который, по мнению автора, обслуживает только власть, «фальсификации» мнения А.Нэстасе относительно вектора развития страны в случае прихода к власти оппозиции, попытки «бандитски обмануть» румынского премьера Д.Чолоша и многое другое.

Сильной козырной картой Платформы, по крайней мере, в феврале, стало требование проведения референдума среди жителей Молдовы по вопросу всенародного избрания Президента. Безусловно, эта идея получила бы колоссальную поддержку на плебисците, если бы такой состоялся.

Минусом Платформы стала история с выдвижением очередных требований Правительству со стороны Гражданского Форума, в который она входила. Многие из сторонников Платформы не поняли, чем вызван месячный срок для их исполнения, ведь еще недавно (например, 20-21 января) лидеры этого политформирования вели речь о революции. Когда же в конце февраля Гражданский Форум снова поднял вопрос о деятельности Правительства и констатировал, что оно только «имитирует» реформы, призыв вернуться к протестам попросту повис в воздухе, так как никаких протестов не последовало.

Платформа не смогла добиться исполнения ни одной из своих программных задач, и даже таких, как отставка председателя ВСП М.Поалелунжь, что также породило падение доверия к ней. Но вместо продолжения массовых протестов, к чему поначалу призывали протестующие, лидеры Платформы избрали путь «личных» протестов. А.Нэстасе, в частности, заявил о «удушении свободы прессы в Молдове», и просил помощи у бизнеса, чтобы решить эту проблему. Митинги он сторонникам уже не предлагал.

Слабыми оказались и возможные политические союзники Платформы, о которых объявил ее лидер А.Нэстасе. ПДС М.Санду еще слишком слабая и только набирающая опыта и политического веса организация. А премьерство И.Стурзы оставило у жителей Молдовы далеко не лучшие воспоминания о тех временах.

Неудачной, по существу, оказалась встреча А.Нэстасе с послом США Д.Петтитом. Даже сам А.Нэстасе не стал вдаваться в подробности происшедшего и не сделал никаких «утешительных» для сторонников заявлений.

Объявив в очередной раз (первоначально еще в сентябре) о необходимости выдвинуть альтернативную власти команду честных и порядочных людей, способных заменить нынешнее руководство, А.Нэстасе вновь не назвал никого достойного войти в эту команду. Что открывает самое широкое поле для всяких домыслов – то ли таких не удалось найти вовсе, то ли нельзя, чтобы власти и народ узнали о них, потому что на них может обнаружиться компромат, то ли по каким-то еще причинам. Единственная «команда» Платформы, которая известна до сих пор, это ее руководство. Однако далеко не все его представители известны в стране только с хорошей стороны, как об этом хотелось бы думать лидерам Платформы (об этом мы писали и в предыдущих наших публикациях на эту тему).

Достаточно спорным, вызвавшим разногласия на сей счет и в самой Платформе, было решение реорганизовать ее, слившуюся с партией Н.Киртоакэ «Forţa poporului», в Партию «Платформа ДА», 23 февраля 2016 г. зарегистрированную в Минюсте. Ряд журналистов и аналитиков, среди которых были и сторонники Платформы, опасались, что этим политформирование только сузит свою социальную базу, так как Платформа предполагает более широкий круг сторонников, чем партия, ограниченная уставом, программой и другими конституирующими документами.

            Таким образом, почти все требования Платформы остались невыполненными. За исключением, пожалуй, лишь ее регистрации в Минюсте в качестве политической партии. А «критические заготовки», анализирующие деятельность нового Правительства, в нынешних условиях, когда перспектива выборов отдалилась на неопределенный срок, оказались сегодня неактуальными.

и) ПДС

            Основной задачей этого нового на молдавской политической сцене политформирования было добиться регистрации ее в Минюсте. Для этого представители партии активно посещали районы, убеждая поддержать ПДС и обещая, что борьба с коррупцией, начатая М.Санду на посту министра образования, будет успешно осуществляться, если она придет к реальной власти.

            Санду оказалась более прагматичной и реалистичной, чем некоторые ее коллеги-политики, и признала, что ДПМ в состоянии найти голоса для избрания Президента в Парламенте, хотя и считала новое парламентское большинство «нелегитимным» и выступала за досрочные выборы. Это, по мнению М.Санду, позволит «немного изменить ситуацию». Однако она не решилась обозначить собственные цели на этих выборах, и пока «гвоздем программы» этой партии является борьба с коррупцией. Этого явно мало для того, чтобы набрать авторитет у избирателей, учитывая, что борьбу с коррупцией объявила «стержневой», например, НП Р.Усатого, а кроме того, предыдущие реформы М.Санду на посту министра воспринимались в народе крайне неоднозначно, начиная  с закрытия учебных заведений и до необыкновенно строгой и  придирчивой проверки школьников на экзаменах.

3.      Видение партиями дальнейшего развития событий

Только несколько партий высказали в феврале свое видение этой проблемы. Наиболее подробно ее в своих выступлениях осветили представители ПСРМ, выражавшие надежду на скорейшие досрочные выборы, после чего начнется, по их мнению, коренная перестройка страны.  Согласно озвученному лидером партии И.Додоном намерению, предполагалось заново выстроить вертикаль власти, очистить ее от унионистов и прорумынски настроенных лиц, в особенности судебной системы и Прокуратуры, вытеснить бизнес из политики. В экономике И.Додон обещал «эффективную налогово-бюджетную политику» и поддержку местного производителя, ужесточение требований к импорту товаров, производимых в самой Молдове, что должно было гарантировать повышение размеров пенсий, зарплат, возврат компенсаций. Касаясь отношений с ЕС, И.Додон заявил, что «надо будет денонсировать некоторые соглашения» (не уточнив на сей раз, какие именно), но оставить в неприкосновенности соглашение о безвизовом проезде граждан Молдовы в ЕС. В отношениях с Россией необходимо «вернуть российский рынок» и стратегическое партнерство с этой страной. Отдачу от всех этих реформ И.Додон пообещал максимум в течение года. Но так как и на эти реформы тоже нужны средства, то Додон обозначил и источники их получения, на сей раз революционные – национализацию и возврат украденного олигархами. Внешнюю помощь в течение этого года И.Додон предполагал получать в России.

Возвращаясь же к создавшейся в феврале 2016 г. ситуации в Молдове, И.Додон видел для оппозиции три выхода из нее. 1) ничего не делать, что хуже всего, 2) перейти к силовым действиям, что также опасно, так как у властей есть «американская лицензия» на разгон протестов такого рода, 3) проводить митинги, блокировать дороги, работу Правительства и т.д., причем делать совместно с другими партиями, чтобы «нас не назвали рукой Москвы», еженедельные акции протеста, быстрый «запуск» процедуры избрания Президента в Парламенте и любым способом не допустить одобрения Парламентом любой кандидатуры на этот пост, в том числе путем недопущения депутатов на рабочие места, но без захвата зданий и крови.

Весь этот довольно подробный план действий имел, однако, массу серьезных изъянов. Во-первых, после очищения власти от унионистов и их сторонников, по мнению И.Додона, должно произойти назначение на руководящие посты «истинных профессионалов». По существу, это то же самое, что встало во весь рост перед Ворониным, когда тот в 2001 г. пришел к власти – где брать кадры, ведь в собственной партии для этого банально не хватит людей. Воронин поэтому часто назначал людей с очень разными политическими взглядами и прошлым, а затем заменял их на уже более-менее подковавшихся на должностях второго плана деятелей из своей партии. Что-то подобное будет делать и И.Додон, с той лишь разницей, что ему придется гораздо хуже, чем В.Воронину – к 2001 г. в стране было еще много управленцев советской поры, имевших опыт руководящей работы и пока что не ушедших на пенсию. Ныне эти люди давно уже на пенсии или в могиле, или в лучшем случае, в предпенсионном возрасте, а их знания во многом устарели для нынешних времен. Новое же поколение управленцев не очень стремится набирать административный опыт, а главным образом борется за личное обогащение, отодвинув при этом предшественников, проигравших выборы. В этом смысле управленцы левых и правых убеждений ныне мало чем различаются (в сравнении даже с 2001 г., когда эта разница еще была велика). Вдобавок в ПСРМ хлынет, как это и бывает в Молдове после прихода какой-то партии к власти, огромный поток лизоблюдов, приспособленцев и просто двуличных типов, которые будут заверять социалистов в своей вечной преданности новой для себя партии, что начнет довольно быстро выхолащивать все идеи социалистов, даже нужные и полезные для страны. Так уже было в свое время с АДПМ, ПКРМ, ЛДПМ. А в скором времени будет и с ПСРМ.

Поддержка местного производителя – важное, но очень трудное в нынешних условиях, после подписания Соглашения об Ассоциации с ЕС, дело, так как придется согласовывать эти меры с Евросоюзом, которому такой поворот практически наверняка не понравится. Если же И.Додон пойдет на расторжение договора об Ассоциации с ЕС, как на этом настаивают его московские покровители, то никаких сколько-нибудь значительных средств он для Молдовы получить у втягивающейся во все новые дорогостоящие внешнеполитические авантюры путинской России не сможет. Это значит, что ему придется обращаться за помощью к тому самому Западу, который умеет считать деньги и который условием кредитов поставит переориентацию страны на Запад. А это – гарантированный «обвал» всех нынешних обещаний лидера ПСРМ и либо разрыв с Россией, либо экономический крах Молдовы, в условиях которого смести провалившееся руководство окажется нетрудной задачей.

Еще менее реально выглядели обещания И.Додона устроить национализацию и «вернуть награбленное». Это будет означать многолетние судебные тяжбы Правительства с потерявшими свою собственность бизнесменами, которые, в случае невыгодного для себя решения суда тут же обратятся в ЕСПЧ, который может «обвесить» молдавское руководство несметным количеством удовлетворенных судебных исков на сумасшедшие для бюджета суммы.

Ну а самым бесперспективным был как раз тот план, который И.Додон назвал в одном из интервью «реальным». Он сводился к постоянным акциям протеста, блокированию работы Парламента и срыву избрания Президента. Большего подарка для власти в условиях, когда она поддерживается США, и придумать было нельзя – все ошибки и неудачи можно было немедленно списать на деструктивные действия оппозиции.

Мнение «Нашей партии» выразил Р.Усатый. Он обещал «точечные акции» до первого заседания Парламента и пригрозил, что «если будет надо», войдет в Парламент.

По-другому понимали ситуацию представители ЛДПМ. Они считали, что досрочные выборы будут вредны для страны, но в то же время полагали, что правление ДПМ не сможет изменить к лучшему положение дел в Молдове. Поэтому, по мнению В.Стрельца, новой власти останется только «демонизировать» те учреждения, которые ранее управлялись ЛДПМ, и это будет одним из выходов из ситуации. Представители ЛДПМ редко называли конкретных кандидатов на освобождавшийся вскоре пост Президента. Исключение составил К.Лучинский, который считал, что сегодня единственным кандидатом в Президенты, который будет избран в Парламенте, будет В.Плахотнюк, а потом «появятся и другие кандидаты».

Более реалистично смотрела на ситуацию лидер ПДС М.Санду. Она полагала, что досрочные выборы мало что изменят в расстановке сил. Ибо даже в случае победы левых сил новая власть окажется перед лицом протестующих и изменить внешний вектор развития страны будет крайне сложно. Действия левых только «удлинят» на несколько лет путь в ЕС, но он в любом случае будет продолжаться.

4.      Отношение избирателей и аналитиков к деятельности партий

Одной из наиболее обсуждаемых тем было дальнейшее развитие ситуации в стране. Значительная их часть была связана с избранием Президента, причем высказывались прямо противоположные мнения. Одни политологи считали, что власть будет спешить избрать нового Президента, другие – что наоборот, ей будет выгодно затянуть этот процесс. Другие варианты предполагали выжидание власти с избранием Президента, на случай осложнения ситуации в стране, согласие властей утвердить в Парламенте ту кандидатуру в Президенты, который назовут протестующие, и наконец, продление мандата действующего Президента (как мы теперь знаем, именно этот вариант, который тогда считался одним из самых маловероятных, и был осуществлен – Р.Ш.). К числу кандидатов причисляли М.Гимпу, А.Канду, М.Лупу и других, но никто не мог привести каких-то «решающих» аргументов в пользу одного из них. Д.Чубашенко и вовсе утверждал, что Президентом хочет стать В.Плахотнюк, но якобы только угроза народного восстания, из-за которой он «растерялся»,  удерживает его от реализации этого своего намерения.

Второй важной темой оставались 9 ультимативных требований, выставленных оппозицией властям. Рассмотрев эти требования, политолог В.Андриевский пришел к выводу, что интеллектуальный уровень их составителей «ниже плинтуса» ввиду их абстрактности и неконкретности. Так, например, требование «изменений в банковской системе» было абстрактным и не было никаких расшифровок, что под этим понимают протестующие. То же самое касалось предложений по реформе юстиции и законов по борьбе с коррупцией, о политических партиях, идей по демонополизации прессы и т.д. Были и такие требования, которые предполагали давление на суд (освобождение экстремистов из «группы Петренко»).

Тем не менее требования оставались и главным из них было проведение референдума по изменению Конституции и избранию Президента всенародным голосованием. Такой вариант, по мнению оппозиции, был властям невыгоден, и потому они всячески мешали его подготовке, используя «дезинформацию и обман». Политолог А.Барбэрошие считал, что «власти осознают свою ответственность, не будут испытывать терпение людей и приступят к выполнению требований протестующих и Гражданского форума… Если у властей еще есть совесть, они сами должны быть заинтересованы в досрочных выборах хотя бы по той причине, что нынешний парламент уже не дает тот расклад сил, который установился после выборов 2014 года. Избиратели должны сделать свой выбор, подтвердить мандат власти ли избрать других руководителей».

Блоггеры, обсуждавшие протесты, допускали, что несмотря на все эти явные недостатки в требованиях протестующих, их лидеры все-таки смогли бы еще раз поднять народ на протесты. Но если бы они еще потянули, то вера людей в них была бы окончательно утрачена (Ю.Морареску). Впрочем, даже и среди сторонников протестов на сей счет уже появились сомнения. Экс-депутат Парламента О.Бабенко уже не верил, что оппозиция сможет объединить народ для протестов, так как потеряно время, а власти успели понизить цены на газ, бензин, топливо, и ситуация изменилась не к лучшему для протестующих. Сказывалось такое настроение и на прессе – ряд молдавских СМИ, еще недавно откровенно сочувствовавших протестам, ощутили резкое изменение ситуации и в их публикациях о митингах, возобновившихся было 10 февраля, стало сквозить неверие в успех оппозиции, которая, храбрясь, утверждала, что «оставила за собой право на восстание». Их подбадривали некоторые российские журналисты (Д.Асламова), которые в своих публикациях утверждали, что западные проекты в Молдове «полностью провалились», просто протестные настроения «еще не достигли точки кипения». Вероятно, чтобы поддержать «протестный» дух, она встретилась с Р.Усатым и И.Додоном и выспрашивала у них о планах на будущее. Впрочем, более рационально мыслящие относились к таким призывам явно снисходительно и считали, что если бы не союз Р.Усатого и И.Додона с А.Нэстасе, то лидеры НП и ПСРМ давно уже пребывали бы в тюрьме (Н.Терзи).

Впрочем, Б.Цырдя шел еще дальше и иронически успокаивал протестующих – «некоторые политики…хотят дать передышку олигарху…европейский путь опять спасен».  «Теперь мы можем спать спокойно. Европейскому курсу ничего не угрожает», заключал он. Даже «медийная атака» некоторых западных СМИ на олигарха В.Плахотнюка, от которого в новых условиях зависело и избрание Президента. Поэтому-де,  страна  теперь «погружается в полный хаос», «недуг загоняется внутрь» (С.Ткач). Автор утверждал, что созданное парламентское большинство «химерично», так как возникло в результате «рейдерской атаки на ПКРМ»,  Правительство «обречено на провал», так как ему не доверяет народ, до сих пор нет бюджета, дефицит его удвоился, у него «нет плана развития», «долги растут», «тарифы увеличиваются» и т.д. Естественным решением в этой ситуации автор видел объединение с Румынией, к которому якобы и ведет нынешняя власть, но это приведет «междуречье Прута и Днестра» в состояние «тотального хаоса».

Со своей стороны, сторонники власти полагали, что критика со стороны, особенно если она исходит от путинской РФ и В.Цопы – это даже хорошо,  «значит, мы на правильном пути». Сторонников оппозиции они обвиняли в «профанации национальных символов», в том, что они «ели с руки Филата» и «растратили миллионные фонды», а теперь протестуют (В.Бурлак).

Многие оппозиционеры обвиняли власти в потворстве унионистским настроениям, «протежировании партии В. Павличенко»,  и даже считали, что они ведут дело к объединению с Румынией в самом скором будущем и последняя поэтому занимается тут «политическим хулиганством» (В.Осталеп, С.Ткач и другие). Они утешали своих сторонников, что это ненадолго, и что уже осенью «к власти придут прогосударственные силы». Спасение они видели в помощи России, которая «объективно наш партнер» и «не хочет исчезновения» Молдовы (В.Осталеп). В унисон им, успокаивая возможное недовольство, высказывался В.Демидецкий: «Кремль не хочет завоевывать Молдову, ему не с руки кормить наших политиков». Противовесом им оказалось мнение политолога И.Боцана, который счел, что нынешней власти не нужно объединение, даже несмотря на то, что, по его данным, часть членов ДПМ убеждает представителей ЛП в желательности такого поворота.

Другим серьезным обвинением в адрес властей было объявление их «недостаточно проевропейскими», что «вызывает недоверие» на Западе. И чтобы эту проблему решить, нужны досрочные выборы, которые, как почему-то полагали некоторые авторы (Р.Фрунзарь) станут «самым коротким путем в Европу». Их отсрочка якобы должна была стать «окончательной компрометацией европейского вектора». (В то же время некоторые авторы (член Платформы ДА А.Козер) опасались, что в случае выборов В.Плахотнюк, А.Канду и Д.Дьяков будут «подкупать деньгами и продуктами» избирателей и все равно попадут в Парламент).  Не все были согласны с мыслью о «недоверии» Запада новым властям в Молдове. Д.Чубашенко считал, что В.Плахотнюку помогает Бухарест, который лоббирует его интересы в Европе. Единственным способом сегодня «справиться» с В.Плахотнюком некоторые блоггеры увидели в том, чтобы вынудить его любым способом покинуть Молдову, раз нельзя это сделать иначе.

По-видимому, теряя надежду на скорое падение нынешней власти, журналист Д.Чубашенко сомневался в  способности западных посольств «адекватно оценивать ситуацию», так как посольства во главе с американским не могли не понимать, что, например, новый Закон о Генпрокуратуре ничего принципиально не меняет, но тем не менее его лоббировали. Ссылаясь на «беспредел», царящий в Молдове (одним из примеров тому снова стало компрометирующее левые политические силы дело группы экстремистов Г.Петренко, П.Григорчука и других, но, по-видимому, они уже так с ним связаны, что не в состоянии честно признать, что поддержка этих экстремистов вредит их собственному имиджу), Д.Чубашенко спрашивал:  «Неужели послов США и ЕС должны ограбить среди бела дня в центре Кишинева, чтобы и они поняли, что эта «проевропейская» власть их просто дурит?». В действительности все еще проще, и Д.Чубашенко не может этого не понимать. Левым силам в Молдове, если они действительно патриотические и промолдавские, нужно отказаться от безусловного преклонения перед Россией и Путиным, а искать опору в молдавском народе, где левые настроения были сильны всегда. Это сразу разрушает традиционный и пока непробиваемый довод наших правых о том, что все левые работают на Москву. Это станет доказательством того, что левые не обязательно могут быть связаны с Россией, а ориентированы исключительно на Молдову, ее народ и ее внутри- и внешнеполитические интересы. А пока левые в Молдове будут то и дело бросаться за помощью к России, приглашать российских политиков, встречаться с Путиным и т.д. – все это будет только укреплять прозападные силы в Молдове и желание Запада помогать им всем, чем возможно. ЛЮБЫМ СПОСОБОМ.

Еще одно обвинение заключалось в наличии в руководстве ДПМ лиц с «подозрительным» прошлым и настоящим, земельные участки которых и построенные там объекты стали достоянием общественности (К.Ботнарь). Последнего «под давлением общественности заставили сдать мандат» депутата, чтобы «не компрометировать режим Плахотнюка».

Были  обвинения «лингвистического» порядка. Башкан АТО Гагауз Ери И.Влах заявила, что новые власти Молдовы вытесняют русский язык из обращения, путем введения нового Кодекса об образовании.

Еще одна серия обвинений в адрес правящей ДПМ сводилась к тому, что ее неофициальный лидер В.Плахотнюк «скупает телеканалы», а также якобы приобрел у В.Шелина кинотеатр «Patria» (позднее это опроверг сам В.Шелин).

Д.Чубашенко выдвинул и новые обвинения: за месяц правления кабинета П.Филипа, которого сам он недавно именовал самым профессиональным за последние 6 лет, ничего не изменилось, правительство не знает, что делать, принимает какие-то отдельные популистские решения, но жизнь лучше не становится.

В довершение всего некоторые авторы (А.Петков) договорились даже до утверждений, что «холдинг Плахотнюка» якобы является базой для подготовки и отправки в Донбасс все новых партий боевиков.

Не обошли вниманием блоггеры и союзника ДПМ – ЛП. Ее лидера М.Гимпу некоторые из них считали лжецом, который подчинился В.Плахотнюку и теперь снова обманывает народ, обещая в короткие сроки улучшить положение дел в стране (Д.Олейник). Левые привычно именовали его русофобом и «неврастеником».  Высказывалось возмущение царящим беспорядком в городском хозяйстве Кишинева, и некоторые блоггеры выражали надежду, что когда-нибудь за это Д.Киртоакэ отправится вслед за В.Филатом в тюрьму, ибо конец ЛП «приближается».

Лишь немногие авторы обратили внимание на проведение в Бухаресте 9 февраля конференции, на которой, по существу, состоялось представление М.Санду своего политического проекта, который строился с опорой на Румынию и ее финансы.

Время от времени появлялись компрометирующие материалы и на лидеров других политических партий. Так, согласно журналисту румынского происхождения В.Никитушу, Р.Усатый, который «жертва страсти к азартным играм», якобы проиграл в рулетку 250 000 долларов.

Второе обвинение в адрес Р.Усатого заключалось в том, что он не выполнил обещания сорвать заседания Парламента и в дальнейшем словно забыл об этом своем обещании. Поэтому некоторые левые публицисты стали призывать активистов НП действовать, не глядя на своего лидера, которого они именовали «картонной дурилкой, морочащей людям головы», иначе Плахотнюк начнет их «политически зачищать». А третье, ставшее уже традиционным в адрес лидера НП, еще раз подчеркивало его негативные административные качества как примара города: когда в Бэлць прошел мощный снегопад, убирать город оказалось некому, так как Р.Усатый порвал отношения с соответствующей фирмой-подрядчиком, а новой не нашел. Вдобавок город теперь еще будет возмещать фирме неустойку в 500 млн.лей, так как контракт с нею заключался на 49 лет. Чтобы решить коммунальные проблемы города, Р.Усатый неожиданно выдвинул идею пригласить в Бэлць румынскую компанию, что неприятно поразило его сторонников, привыкших к его резкой антирумынской риторике. «Снег рано или поздно растает, но осадочек от столь вопиюще безобразного руководства городом останется. Бестолковость Усатого и нежелание признать совсем уж очевидные вещи, как, например, необходимость дневно и нощно печься о работе муниципальных механизмов, вызывает отвращение и брезгливость. Из надежды Усатый превратился в бельцкую обузу и уже хочется не «чтобы было как в Оргееве», а чтобы хотя бы «было как раньше», уничижительно заключил автор статьи.

Высказывалось у молдавских блоггеров и сожаление о том, что из всех политиков в тюрьму угодил лишь один В.Филат, тогда как за ним должны была отправиться по тому же адресу и многие другие его коллеги по политической сцене.

Споры порой разгорались даже вокруг, казалось бы, таких проблем, которые раньше не вызывали возражений. Так, например, многие горожане считали, что необходимо очистить город от рекламных щитов, и обвиняли примарию Кишинева в том, что она этого не делает. Но когда наконец, примар Д.Киртоакэ сам потребовал убрать щиты, обнаружились и их защитники. Так, журналистка Д.Зимбельская, скрупулезно подсчитав расходы по их устранению, пришла к выводу, что город потеряет на этом около 60 млн. лей, а потому такая «операция» невыгодна.

Обобщая сказанное, можно заметить, что центром внимания для основной части высказавших свое мнение в СМИ была ДПМ. Ей и ее неофициальному лидеру В.Плахотнюку были посвящены множество публикаций и комментариев, по большей части отрицательных, так как эта партия продолжает по инерции мышления, идущей от Бухареста, восприниматься как пророссийская (если автор материала правых убеждений) или как «рупор Плахотнюка», исполняющий его потаенные планы, если автор представляет левые взгляды. Сторонники В.Плахотнюка и ДПМ сравнительно редко высказывали свои взгляды и пока не представили основательный альтернативный взгляд на действия власти. Как ни странно, до сих пор, в хоре всех этих в основном эмоционально окрашенных голосов до сих пор пока нет такого, который бы объективно взвесил все плюсы и минусы этой власти. Хотя как раз это очень не мешает нынешней власти, и не в меньшей степени  оппозиции, чтобы понять, как надо реагировать и что противопоставлять ей при необходимости. Роль остальных парламентских партий, за исключением ЛП, свелась к возвращению в оппозицию и критику тех или иных действий ДПМ. Остается надеяться, что время объективного анализа действий власти, сделанного аналитиками оппозиции, еще впереди.

5. Мнение иностранных политиков и аналитиков о ситуации в Молдове

Несмотря на то, что Запад уже высказал к началу февраля поддержку новой власти в Молдове, ряд западных журналистов и аналитиков еще продолжал относиться к ней сдержанно. Так, Л.Гамбарделла из итальянской Il Foglio по инерции все еще писал, что «сторонники европейского пути и пророссийски настроенные граждане объединились против правительства, оказавшегося в центре коррупционного скандала» и выражал опасение, что могут состояться досрочные выборы, в ходе которых к власти придут пророссийские силы. Сходное мнение высказала и литовский социолог Р.Алисаускене, которая полагала, что в случае победы левые силы завоюют не просто конституционное большинство, но даже 75% голосов.

Тем не менее в Румынии изменившееся отношение к новой молдавской власти уже начало сказываться. Экс-Президент Т.Бэсеску в одном из своих выступлений сурово раскритиковал лидера Платформы ДА А.Нэстасе, фактически помогая этим новым молдавским властям. Его возмутило заявление А.Нэстасе о возможной «приостановке» проевропейского курса, которое может произойти при новой власти. Он выразил недоумение протестами сразу же после утверждения кабинета П.Филипа, так как новому кабинету сначала дается кредит доверия в 100 дней, чтобы увидеть, что оно сделает, а уж потом заговаривают о возможности протестов против него. В то же время Т.Бэсеску не без оснований предрек серьезные электоральные потери для лидера ЛП М.Гимпу, за«поддержку Плахотнюка». Он предположил, что «этот индивид» (В.Плахотнюк) рано или поздно будет «исключен из политической жизни», но для этого, по словам Т.Бэсеску, надо, чтобы к власти в Молдове пришла действительно проевропейская власть, не на словах, а на деле преследующая цель вести нащу страну в Европу. Критического мнения о В.Плахотнюке, которому напоминали его подлинное или вымышленное прошлое в бизнесе,  продолжала придерживаться часть румынской прессы.

Поддержку нового Правительства Молдовы продолжали высказывать западные лидеры. Канцлер ФРГ А.Меркель, констатировав, что Молдова «сталкивается с большими экономическими, политическими и социальными вызовами», выразила надежду, что «в ваших силах реализовать важные реформы в рамках молдавских структур и ведомств, а также выполнение плана по ассоциации Молдовы с Евросоюзом» и подтвердила, что Молдова может «и в дальнейшем рассчитывать на поддержку Федерального правительства».

15 февраля в СМИ появилась резолюция Совета иностранных дел ЕС по Молдове, где выражалась поддержка ряду начинаний нового молдавского руководства (дискуссии о конституционной реформе, укрепление политической ассоциации и экономической интеграции с ЕС и т.д.). ЕС пообещал оказание технической помощи и поддержку разных проектов, но высказал и критические замечания, которые властям Молдовы следовало принять во внимание: укрепление  корпоративного управления в финансовом секторе, обеспечение независимости и контролирующих возможностей Национального банка и Национальной комиссии финансового рынка, тщательное расследование банковских мошенничеств, обеспечение подлинной независимости судей и правоохранительных органов, которая пока отсутствует, создание равных правил для экономических агентов и т.д. В качестве приоритетных для Молдовы реформ Совет иностранных дел ЕС видел те из них, которые направлены на деполитизацию государственных учреждений, борьбу с систематической коррупцией, реформы публичной администрации, повышение эффективности регламентирующих учреждений, прозрачность и ответственность в управлении государственными финансами, а также в процессе разработки политик. В этой связи руководство ЕС требовало всемерного ускорения реформ в Молдове.

Схожие требования содержались в выводах содокладчиков ПАСЕ по Молдове. Они призвали власти утвердить, и, в первую очередь, воплотить в жизнь анонсированные реформы, касающиеся независимости судебной системы, плюрализма и независимости средств массовой информации, борьбы с коррупцией и укрепления банковской системы.

Отмечали серьезные проблемы действующей власти и другие иностранные представительства. Так, посол США в Молдове Д.Петтит был неприятно поражен, когда узнал, что в конкурсе на замещение должности Председателя ВСП участвует всего один кандидат – М.Поалелунжь.

Однако, несмотря на эти критические замечания и жалобы лидеров оппозиции представителям европейских структур о том, что в Молдове ничего к лучшему не меняется, что реформы только имитируются, и потому ЕС не должен выделять нашим властям средств, и т.д., ЕС и США в целом продолжали придерживаться умеренно позитивного мнения о ситуации в нашей стране.

Изменившаяся ситуация вокруг Молдовы начала оказывать влияние даже на российских аналитиков. Если, как мы видели выше, некоторые российские журналисты еще пытались подбадривать протестующих, то в среде политологов и политобозревателей стали проявляться другие настроения. Р.Ищенко, в частности, сделал вывод, что «выступления оппозиции в Молдавии на данный момент не носят признаков цветной революции, и власть имеет все шансы удержаться». Он назвал несколько причин этого. «Западные СМИ и политики игнорируют протесты в Кишинёве. Правительство и протестующие оставлены наедине друг с другом. В таких условиях власть всегда обладает преимуществом, и вопрос заключается лишь в том, окажется ли она достаточно компетентной и решительной, чтобы его использовать....Удалось собрать парламентское большинство и провести процедуру назначения кабинета министров. Был преодолен почти трехмесячный правительственный кризис, что сняло вопрос о досрочных парламентских выборах. Несмотря на то что протестующие оспаривали юридическую корректность процедуры утверждения правительства, они пошли на переговоры с властью по вопросу о референдуме, на который должен быть вынесен вопрос об изменениях в Конституцию (предполагается избирать президента не в парламенте, а прямым голосованием). Поскольку готовить референдум, если о нем договорятся, должно будет действующее правительство, протестующие косвенно признали его легитимность». В создавшейся ситуации он советовал российским властям не вмешиваться в молдавские события, так как в этом случае  Россия попадет в капкан: ей придется выбрать между плохим (бросить Приднестровье на произвол судьбы) и худшим (заработать обвинения в агрессии не только от Украины, через чью территорию придется прорывать блокаду, но и от Молдовы).  Более того, говоря о перспективе развития событий и возможности прихода к власти левых в Молдове Ищенко, в сущности, полностью дезавуировал «пророссийских» И.Додона и Р.Усатого: «даже в случае победы оппозиционных сил в Молдавии у власти в лучшем для Москвы случае просто оказывается умеренно-прозападный режим, склонный к восстановлению торгово-экономических связей с Россией, которые позволят ему финансировать молдавскую евроинтеграцию.Фактически, затратив огромные ресурсы и резко ухудшив свое геополитическое позиционирование Россия может «выиграть» в Молдавии только необходимость содержать власть, маскирующую стратегическую евроинтеграцию умеренно-дружественной риторикой в отношении РФ». Лучшим выходом для оппозиции из создавшегося положения он считал  «быстрые переговоры о минимальных уступках, по результатам которых отдельные оппозиционные лидеры получат умеренные политические и коммерческие бонусы».

Однако официальная российская позиция была далека от этого прагматизма. Мысля, по-видимому, категориями гигантских массовых протестов, которые, как ему представлялось, то и дело сотрясают Кишинев, российский премьер Д.Медведев уверял, что наша страна якобы находится «на грани национального кризиса»

Российские политики продолжали настаивать на развороте нашей страны к традиционным для России ценностям – патриотизму в советском понимании этого слова, т.е. к возвеличиванию успехов советской армии в войне (Е.Драпеко). Немудрено, что поддержку эти идеи могли встретить только среди молдавских левых, по ряду вопросов давно уже не имеющих ничего общего с Молдовой и выступающих как автоматический, бездумный транслятор любого российского мнения, особенно если оно «патриотическое». Главную угрозу для себя Россия видела, как это следовало из интервью посла РФ в Молдове Ф.Мухаметшина, в «Восточном партнерстве», и особенно в Соглашении об Ассоциации Молдовы с ЕС, в котором (надо же!) «не было места для третьих стран» (на роль «третьей страны» РФ «скромно» предлагала себя). По официальной российской версии, оно создавало для РФ угрозу реэкспорта российской продукции и позволяло утверждать, что «ограничения» (т.е. эмбарго на молдавскую продукцию) «были вынужденными».. Этим российские политики прикрывали главное, о котором говорили редко – с реализацией упомянутого Соглашения Молдова навсегда уходит из сферы российского влияния, с чем они, разумеется, были принципиально не согласны. Местные сторонники РФ, подыгрывая официальной ее позиции, на все лады разыгрывали тезис о «угасании» и «скорой гибели» ЕС, чтобы внушить молдаванам, что у них нет никакого другого выбора, кроме как «братская Россия», не гнушающаяся в отношении Молдовы, как показали события последних 25 лет, ни экономическими санкциями, ни открытой поддержкой сепаратизма, ни давлением через посредство пророссийской «пятой колонны», ни даже попытками переворота в 2005 и 2014 гг., тщательно скрытыми под тогой «народного возмущения».

Ситуация в Молдове, как можно судить по вышеприведенным оценкам, оценивалась на Западе в целом, хоть и с критическими оговорками, как умеренно оптимистичная, позволявшая высказывать надежды на успех в будущем, в случае реализации обещанных реформ. Совсем по-иному была оценена ситуация в Молдове российскими политиками – там все еще доминировало мнение о том, что Молдова в шаге от пропасти и протесты могут свалить неприятную для Москвы власть, не желающую отменить ненавистное РФ Соглашение Молдовы об Ассоциации с ЕС. Здесь чувства продолжали брать верх над разумом. Впрочем, и здесь уже начали раздаваться вполне трезвые голоса, призывавшие, по существу, отказаться от бессмысленной конфронтации с Молдовой и начать, наконец, практично смотреть на ситуацию в нашей стране.

6.  Рекомендации

ПКРМ, заметно ослабевшая в последние месяцы, теперь оказалась в роли «догоняющей» ПСРМ. Чтобы укрепить свои позиции среди подлинно промолдавских сил, оставаясь последовательно левым политформированием, ПКРМ следовало бы избегать чрезмерной ориентации на Россию и подчеркивать свою приверженность прежде всего молдавским ценностям (так она в основном и делала в последние несколько лет пребывания у власти). Это позволит ей укрепить авторитет у подлинных молдавских государственников, видящих будущее нашей страны в независимой от Румынии либо России политике.

ПСРМ, помимо бесконечных требований отставок различных госчиновников, было бы полезно продолжать укреплять социальную направленность своей партии, защищающей интересы бедных и неимущих слоев населения и добивающейся реальных успехов в борьбе с интересами воротил молдавского бизнеса.

Для ДПМ, в условиях тяжелого кризиса доверия к власти, существующего сегодня в стране, также важно укреплять социальную составляющую своей политики, добиваться дальнейшего снижения цен на социально значимые продукты, и особенно понижения очень высоких для подавляющего большинства населения тарифов на коммунальные услуги (газ, телефон, электричество, вода и т.д.). Если властям удастся это сделать, то тема досрочных выборов будет окончательно «закрыта», а популярность Правительства возрастет.

            Для ЛДПМ важно определение собственной линии поведения в условиях, когда партия, во многом неожиданно для себя, превратилась в оппозиционную. Следует, наконец, избавиться от ненужных обид и комплексов, которыми изобилуют выступления ее лидеров, и определить стратегию ее дальнейших действий, по крайней мере, до конца года.

            ЕНПМ было бы полезно «приблизить» к рядовому жителю Молдовы свои идеи по переустройству бытия молдавских граждан на европейский лад, искать возможности для приучения жителей нашей страны к европейским реалиям, чтобы оно возможно быстрее и лучше воспринимало их.

ЛП следовало бы избавиться от непоследовательности в действиях, которое периодически замечается в словах и поступках ее лидеров, и комплексно подходить к проблемам нашего общества, опираясь при этом на европейский опыт.

Платформа ДА, до недавних пор сводившая всю свою деятельность к необходимости скорого ухода нынешней власти,  нуждается в четком определении целей и задач на ближайшую перспективу, трезвом, а не митинговом подходе к оценке существующей ситуации и тщательному подбору кадров для будущего «теневого кабинета».

НП следовало бы избавиться от имиджа вечно протестной партии, и предъявить жителям конкретные результаты, которых добились ее выдвиженцы на местных выборах, за это время. Если они окажутся более или менее значимыми, по сравнению с результатами работы других партий, то это стало бы очень важным аргументом в дальнейшей борьбе за власть.

7. Заключение

В феврале 2016 г. партии начали медленно «приходить в себя» после многомесячной митинговой «горячки». Временами протесты еще продолжались, но были лишь бледной копией прежних. Не все партии оказались готовы к деятельности в «мирной» обстановке. Некоторые растерялись и значительная часть высказываний их лидеров была поэтому посвящена взаимным обидам и недовольству. Этому способствовало и то, что Правительство в феврале только выступило с заявлениями о намерениях, но еще не успело осуществить подавляющую часть обещанного. Избавляясь от «протестной волны», не все партии сумели определиться, что делать и что предъявить своим будущим избирателям, не сумели вовремя расставить акценты на том, чем будут заниматься в ближайшем будущем. Правящим партиям пришлось действовать в авральной обстановке, не имея бюджета на 2016 г. и внешнего финансирования, из-за чего преимущественно пришлось латать дыры от прежних правительств, вместо того, чтобы разрабатывать стратегию долговременного развития страны. Оппозиционные партии в феврале, как и в январе, страдали «кризисом идей» и не могли выдвинуть обществу какие-то прорывные инициативы, показывающие, что они владеют ситуацией «на перспективу», лучше, чем Правительство. Это, а также их очевидная зависимость от мнения Запада, и прежде всего США (протесты стали угасать после вмешательства в молдавскую ситуацию зам.Госсекретаря США В.Нуланд) обусловили явное разочарование многих протестующих в их лидерах, между которыми сохранялись конфликты и на личном уровне. Это ставило под угрозу авторитет оппозиционных партий. Поэтому, чтобы не потерять его окончательно, им пришлось сохранять своих сторонников в центре города и выжидать ошибок и провалов нового руководства, чтобы ими воспользоваться. О том, как они пытались это сделать в марте 2016 г., мы расскажем в нашем следующем материале.

Руслан ШЕВЧЕНКО, зам.директора Института Эффективной Политики, доктор истории