Институт эффективной политики

Институт эффективной политики

1 февраля 2017
Информационно-аналитические материалы

Кремль в поисках путей выживания

Террористические атаки по всему миру, ход войны на Донбассе, скандал вокруг Трампа и дипломатические маневры России - всё это ложится в единую логическую цепочку, стоит лишь повнимательнее присмотреться.

Кремль в поисках путей выживания

Основные проблемы современной России

В ещё большей степени, чем распавшийся  СССР, современная Россия неконкурентоспособна в условиях современного мира. Вот цифры из публикации российского финансиста Андрея Мовчана «2% населения; 1,7% мирового ВВП; в 7 десятке стран по ВВП на человека; темпы роста за 15 лет на 20% ниже среднемировых, за 5 лет — в 2 раза ниже; средняя зарплата — в 5ом десятке стран; индекс цитируемости — в районе Египта; лучший ВУЗ — за пределами сотни; военный бюджет — вровень с Саудовской Аравией; доля своей валюты в мировом обороте — 0,2%; доля в мировой торговле — 1%.»

Технологическая и социальная отсталость, а также отсутствие инфраструктуры в сочетается в ней с низким  качеством населения, неспособного к строгому соблюдению трудовой дисциплины и не обладающему, в массе своей, квалификацией, необходимой для современного производства.  Всё это исключает преодоление  Россией технологического и экономического тупика и  объективно обрекает её на новый застой. А в худшем варианте, на гибель и распад.

Такой сценарий, разумеется, не устраивает российское руководство, которое выстраивает систему контрмер.  Хотя выживание России в стратегической перспективе, по моему мнению, практически  невозможно, по причине непреодолимой отсталости и отсутствия модернизационных ресурсов, Кремль даже в нынешних условиях способен оттянуть её крах 30-50 лет. Очевидно, что за столь долгий срок могут возникнуть и новые возможности для дальнейшего продления существования России.

В принципе, такая ситуация не нова. Вся российская история представляет собой перепрыгивание с одной тающей льдинки на другую. Россия никогда не обладала полным набором качеств, необходимых для стабильного государством, обладающего потенциалом для реального роста, но успешно блефовала, имитируя отсутствующие государственные институты, используя различные окна возможностей.  Не составляет исключения и современная ситуация.

Перед российским руководством стоят сегодня две основные задачи. Во-первых, Россия должна найти нечто, что она смогла бы продавать окружающему миру. В течение долгого времени ставка делалась на продажу сырья. Но в последние десятилетия экспоненциальный рост интеллектуальной составляющей в промышленном производстве существенно обесценил любое сырьё. Кроме того, Россия исчерпала легкодоступные запасы практически всех видов сырья, а разработка труднодоступных ресурсов  требует крупных инвестиций, новых технологий - которые Россия не может внедрить по перечисленным выше причинам, и создания инфраструктуры - практически полностью отсутствующей.

Во-вторых, Россия должна найти способ восполнения трудоспособного населения, пригодного для использования в современных производствах, то есть, достаточно дисциплинированного и обучаемого. Трудовые ресурсы самой России имеют в этом плане запредельно низкое качество, причём,  с тенденцией к его быстрому ухудшению.  А распад СССР вызвал уход от России её периферийных территорий, несколько улучшавших за счет трудовой миграции быстро деградировавший российский генофонд.  Достаточно сказать, что основные нефте- и газодобывающие районы России имеют абсолютно не русский этнический состав.

Эти две проблемы: конкурентоспособное предложение на мировом рынке товаров и услуг, и удержание качества трудовых ресурсов хотя бы на минимально приемлемом уровне и порождают две группы задач, которые определяют лицо современной российской политики.

Торговля страхом

Россия не в состоянии сегодня предложить на мировом рынке конкурентоспособные товары, включая сырьё - во всяком случае, в объёмах, достаточных для поддержания существования российского государства. Минимально необходимые объёмы внутреннего производства включают, разумеется, и поправку на хищения, совершаемые российской чиновничьей элитой. Высокий уровень таких хищений совершенно неизбежен при существующем сословно-бюрократическом устройстве, России и играет роль общественного стабилизатора, предохраняющего её от «дворцовых переворотов». Перефразирую Володина скажем, что Путин не просто Россия, он бюрократически-воровская Россия.

В поисках выхода, российское руководство сделало ставку на то, что в обыденном языке называют рэкетом: на торговлю навязанными услугами в сфере безопасности. Общая схема такой работы во всех случаях предельно проста: Россия создает и финансирует угрозы существующему миропорядку, далее проводит информационную кампанию, представляя себя в роли одной из жертв этих угроз, и предлагает свои услуги по их ликвидации другим пострадавшим - в обмен на инвестиции, прямую оплату и различного рода льготы. Если предложение не принимается, то  эскалация хаоса, и акции, направленные на создание образа жертвы, продолжаются до тех пор, пока задача не будет решена.

Метод  этот не нов, он применялся ещё в Российской Империи, а затем и в СССР, притом, с неизменным успехом.  Разница только в том, что в современных условиях, в связи с падением цен на сырье и трудностями в организации собственных производств из-за кризиса трудовых ресурсов, торговля страхом и кошмаром оказывается основным источником выживания России.  Что сразу же сказывается и на масштабах такого рода деятельности и на степени навязчивости предложений "решить вопрос".

Конечные цели Москвы и опасения Запада

Итак, Россия пытается найти своё место в новой мировой архитектуре предлагая себя Западу в качестве страны-вышибалы, "решателя" разного рода проблем, требующих силового вмешательства и поставщика дешевого пушечного мяса. Взамен Россия требует доступа  к ряду технологий и технологических изделий, прежде всего военного характера, снисходительного отношения к выводу из России денежных средств неясного происхождения и аккумулированию их на западных счетах - без обычной в таких случаях проверки на причастность этих транзакций к легализации доходов от криминальной деятельности и возвращения под своё влияние периферии СССР. Последнее крайне необходимо Москве для доступа к доброкачественным человеческим ресурсам, поскольку, как уже было сказано, население самой России по большей части деградировало из-за отсутствия гражданских свобод, десятилетий репрессий, уничтожавших и вытеснявших их страны наиболее умных, инициативных и образованных и нечеловеческих условий жизни.  Российское руководство также настаивает на полном и безоговорочном невмешательстве Запада во внутренние  дела самой России и зависимых от неё сателлитов. К ним Россия причисляет практически все постсоветские страны.

В принципе, Запад мог бы пойти на это - точно так же, как он пошёл на это в случае с Китаем. Но это было бы возможно только в том случае, если бы Россия была предсказуемым партнером. Между тем, хроническая  нестабильность России, её постоянное балансирование на грани  кризиса, катастрофы и развала, её несостоятельность как полноценного государства по множеству параметров, подробно описанная ещё Марксом  - всё это, вместе взятое,  вносит в любые договоренности с Россией слишком большой фактор непредсказуемости.  В отличие от Китая, в  России казнокрадство чиновников и слияние власти с криминальными структурами является важнейшим стабилизирующим фактором, который не может быть устранен без полного слома существующей системы управления. Это превращает Россию в зону  неизменно рискованных инвестиций и непредсказуемой внешней политики, являющейся, по сути суммой векторов коррупционных интересов различных внутренних группировок - и более ничем. Как показывает практика, не только усиление, но даже относительная стабилизация России всяких раз неизбежно влечет за собой опасный для Запада рост амбиций Москвы и её претензий на первые роли в мировой политике. При этом, такие претензии никак не подкреплены экономически и неизменно основаны только на эскалации угроз, прямом силовом воздействии и грубом шантаже.

В   настоящее время группировка, базирующаяся на Россию, ведет успешное наступление на Запад. Она в значительной степени коррумпировала и разложила западные политические элиты, причем, на самом высоком уровне. Другая часть западных элит ей столь же успешно дезориентирована и деморализована.

Причиной такой дезориентации является, в первую очередь, отсутствие на Западе хорошей теории процессов, идущих в современном обществе, и, что ещё хуже, нежелание западных экспертов признать свою некомпетентность в этом вопросе. Таким образом, опасения даже наиболее алармистски настроенной части западных элит и близко не отражают реальной степени опасности, исходящей от глобальной мафии, действующей под прикрытием и из-за её спины России.

Запад проигрывает

Недооценивая пропагандистскую опасность, исходящую от России, Запад одновременно сильно переоценивает опасность ядерного конфликта с ней. Эту ошибку, судя по всему, готова повторить и  администрация Дональда Трампа, предложив России снятие или ослабление санкций, и, возможно, даже признание, в той или иной форме, аннексии Крыма в обмен на полное ядерное разоружение. Однако такие переговоры заведомо обречены на неудачу. Во-первых, из-за проблем контроля. А, во-вторых, в Кремле хорошо понимают все преимущества, получаемые на основе ядерного шантажа, осуществляемого в отношении всего мира, и никогда не откажутся от  столь удобного и  мощного инструмента. 

Второй возможный вариант развития ситуации - компромиссно-полюбовное соглашение, сочетающее в себе частичные уступки российским требованиям, вкупе с созданием барьеров, препятствующих избыточному усилению России. Такой вариант уже не раз применялся Западом, и всякий раз давал некоторые тактические выигрыши - но, увы, при очевидном стратегическом проигрыше.

 Это также означает крайне скверные перспективы для бывших республик СССР. Вероятная судьба Украины может оказаться подобием судьбы Польши по результатам Венского конгресса 1815 года, или Чехословакии по результатам Мюнхена в 1938. Очень и очень многое указывает на то, что мировая политическая и финансовая элита уже достигли принципиального согласия в этом вопросе.  Впрочем, и попытки мирной сдачи Москве, которые пытаются осуществить Молдова, Беларусь и Казахстан тоже не являются выходом из тупиковой ситуации. Все они неизбежно повлекут за собой выкачку ресурсов из этих стран, в первую очередь - демографических, окончательное сворачивание в них всяких демократических институтов,  и безнадежное экономическое и социальное прозябание в тени России, причем,  уровень этого прозябания будет заведомо ниже, чем даже российский.  

Ситуация, таким образом, оставляет мало поводов для оптимизма. Мы быстро, буквально на глазах, входим эпоху, когда большая часть населения, в том числе и те, кто является искренними  и последовательными сторонниками демократических ценностей, будет лишена даже малейшей возможности  каким бы то ни было образом воздействовать на ход событий. Участие в реальном гражданском сопротивлении, а не в симулякрах, имитирующих его, и канализирующих таким образом, общественное недовольство, помимо личного мужества, нехарактерного для 99% населения, будет требовать  ещё и высокого уровня образования и технических знаний, также недоступных для 99%.  Нас ждет очень долгий темный период - возможно, даже, целый век, и уж во всяком случае, несколько десятилетий, на которые Россия, вероятнее всего, всё-таки получит искомое ей место мирового рэкетира.

Сергей Ильченко, эксперт ИЭП