Институт эффективной политики

Институт эффективной политики

18 февраля 2017
Информационно-аналитические материалы

2017 год. Сценарии для Молдовы: власть и партии

Наиболее интересными мне представляются те процессы, которые будут происходить во властных структурах, в институтах власти, в политической жизни страны.

2017 год. Сценарии для Молдовы: власть и партии
 Люди, встречая меня  на улице, часто спрашивают, а что будет с Молдовой и с нами. На эти вопросы трудно отвечать в двух-трех фразах, особенно если спешишь куда-то. Как правило, я говорю: не ждите, что кто-то решит ваши проблемы, решайте сами. В то же время мне самому интересно поразмышлять, а что произойдет в Молдове, каковы сценарии нашего развития.

Наиболее интересными мне представляются те процессы, которые будут происходить во властных структурах, в институтах власти, в  политической  жизни страны.

В этой статье я рассмотрю две проблемы: власть и партии

Власть

Перед властью в 2016 году стояло две острейшие проблемы, связанные с ее легитимностью. Не исчезли они и в 2017 году, хотя во многом потеряли свою остроту.

Внешняя легитимность.

ЕС, США и Россия не сразу приняли новую власть. Более того, была реальная угроза, что ее не признают, а если и признают, то не будут с ней активно сотрудничать. Оппозиция очень на это надеялась. Эмиссары оппозиции в срочном порядке направились в различные страны, чтобы убедить их - власть  в Молдове нелегитимна, ее не следует признавать. И первые месяц-два существовала неопределенность. Было непонятно, куда качнется маятник.

Через два месяца стало ясно, что проблема решается в пользу власти. Очень осторожно, с оговорками, но власть признали в ЕС, США, России. Прошло еще несколько месяцев и наши партнеры начали активно сотрудничать с властью. А еще через некоторое время нас признали международные финансовые организации, подписав соответствующие соглашения и тем самым открыв кредитные и гуманитарные линии для Молдовы.

Проблема внешней легитимности была в целом решена властью. Успешно решена.

Внутренняя легитимность.

Эта проблема оказалась сложнее. 20 января 2016 года было утверждено правительство Филипа. Но до апреля не было понятно, устоит оно, или оппозиция найдёт формы и методы устранения этой власти, в том числе и с использованием радикальных методов. После апреля стало ясно, что воинственный пыл оппозиции потух. И во многом помогло этому решение Конституционного суда о прямых выборах президента. Оппозиции предложили побороться за власть легитимными методами, через участие в выборах президента. Оппозиция заглотнула наживку. И в их среде сразу же начались внутренние распри. Теперь оппозиционеры стали не партнерами в борьбе против единого врага – власти, а соперниками в борьбе за пост президента. Но их еще частично объединяло то, что врагом оставался кандидат на пост президента со стороны правящей партии. И здесь власть делает второй мастерский ход: снимает своего кандидата. И два оппозиционных крыла начинают бороться друг с другом. Теперь у каждого из них появился другой враг, кроме власти. И на каком-то этапе он хуже, чем власть. Естественно, что после выборов эта вражда уже не забудется.

Но с внутренней легитимностью есть еще одна проблема.

Доверие к власти

Здесь ситуация оказалась сложнее. Доверие к власти падало несколько последних лет. Инерция падения продолжалась даже после того, как власть вроде бы начала делать в 2016 году что-то хорошее: индексация пенсий, понижение тарифов на газ и электроэнергию, борьба с коррупцией, уменьшение давления на бизнес, некоторые успехи во внешней политике и т.д.

Возможно, я ошибаюсь, но, по моему мнению, падение доверия остановилось только к концу 2016 года. И еще на некоторое время застыло в неподвижности, не двигаясь ни вниз, ни вверх.

С большой осторожностью можно прогнозировать, что с марта 2017 года может начаться процесс роста доверия. Но он будет медленным. И  только в том случае, если власть начнет «совершать подвиги»: в страну придут иностранные инвестиции и технологии, расширится экспорт в ЕС и Россию, бизнес получит поддержку государства, продолжится борьба с коррупцией,  существенно вырастут пенсии и зарплаты и т.д. Плоды всего этого власть сможет пожинать в 2018 году. Увы, падать легко, взлетать сложно.

Есть еще одна проблема для власти - невысокий рейтинг членов команды, как входящих во властные структуры (Павел Филип, Андриан Канду), так и не входящих, но имеющих большой политический вес  (Влад Плахотнюк). Всех их вместе можно назвать по фамилии лидера правящей      партии ДПМ - «команда Плахотнюка».

О рейтинге «команды Плахотнюка»

Он, мягко говоря, невысок. Это сложная, но решаемая проблема. Сложная, потому что, во-первых,  проблема накапливалась годами, шла мощнейшая дискредитация как команды, так и отдельных её представителей. Да, не обошлось без лжи и клеветы, но также надо признать, что была и справедливая критика, команда давала повод.  Во-вторых, «команда Плахотнюка»  не занималась всерьез проблемами роста и улучшения своего рейтинга. То ли была уверенность, что всё само по себе решится, то ли было (пока остается) недопонимание важности этого вопроса.

И в целом, это нужно обязательно отметить, как «команда Плахотнюка», так и власть в целом, не до конца понимают  важность доведения до граждан Молдовы, как позитива своих действий, так и объяснений того, что власть сделала, что собирается делать, что и по каким причинам не смогла сделать. Такой диалог, постоянный, честный и открытый, нужен как самому обществу, так и власти. 

Этот диалог можно вести в разных формах. Министры, депутаты, руководители правящей партии, должны выходить на предприятия, выезжать в регионы и рассказывать, что и как они делают. И выслушивать мнение народа на этот счет. Да, не всегда это будет им приятно. У народа накипело. Но нужно понимать, что всё, что они делают, они должны делать для народа. Поэтому нужно знать его мнение. Диалог может вестись в режиме прямых встреч представителей власти с представителями гражданского общества. Обсуждение  проблем Молдовы можно проводить на «круглых столах», конференциях и т.д. Главное, начать этот процесс…

Прогноз в отношении власти

Два вероятных сценария.

Благоприятный сценарий.

Хорошие отношения с Западом и Востоком. Стабильная политическая ситуация в стране. Никаких досрочных выборов и популистских референдумов. Никаких политических войн. Твердое большинство в парламенте.

Что это даст?

В-первых, это позволит серьезно заняться вопросами развития экономики. В первую очередь, поддержкой малого и среднего бизнеса. Меня бесит, когда болтуны на различных информационных площадках кричат, бизнесу не  нужна поддержка государства, не трогайте его, он сам будет развиваться. Чепуха. Сама будет развиваться фирма, которая занимается посредничеством, которая покупает подешевле, продает подороже.  Но бизнес, который ориентирован на производство товаров и услуг, нуждается в помощи и поддержке государства. Нуждается в хороших законах, нуждается в кадрах, которые должно готовить государство, нуждается в защите от «государственных рэкетиров», нуждается  в содействии выходу на зарубежные рынки, нуждается в «дешевых деньгах», нуждается в хорошей  инфраструктуре и т.д. и т.п.

Во-вторых, это позволит провести реформу госуправления и административную реформу. Реформа госуправления, как хочется надеяться, повысит профессионализм и эффективность деятельности властных институтов. Административная реформа, которая должна привести к укрупнению регионов, позволит создать 5-7 территориальных точек роста, в которых локомотивами развития  станут города. Сегодня в этой роли находится только Кишинев.

В-третьих, позволит не снижать темпы борьбы с коррупцией. В целом даст возможность навести в стране порядок.

И, в-четвертых, всё вместе это даст возможность приступить к решению социальных проблем. В первую очередь, к повышению пенсий и зарплат, к модернизации образования и здравоохранения, к развитию культуры.

Сегодня мне представляется, что этот сценарий наиболее вероятный.

Но как гласит старая истина, хочешь мира, готовься к войне.

Неблагоприятный сценарий

Причиной его может быть «черный лебедь». Но здесь сложно что-то прогнозировать, так как всё равно, черного лебедя трудно предсказать.  

А есть ли другие варианты? По моему мнению, возможны три варианта.

Первый. Власть, обеспокоенная обещаниями президента Молдовы денонсировать после победы Партии социалистов на выборах в 2018 году Соглашения об ассоциации Молдова-ЕС, начинает работать на опережение. У президента есть не только сторонники в народе, но и противники. И поднять эту массу против Игоря Додона, который якобы (или действительно?) хочет повернуть Молдову от светлого будущего с ЕС в темное прошлое с Россией, не так уж и сложно. Не буду описывать сценарии нейтрализации действий президента (чтобы никому не пришло в голову ими воспользоваться), но поверьте, их очень много.

Безусловно, все это приведет к кризису.

Второй. Президент, чувствуя за спиной поддержку  со стороны части общества, а также надеясь на помощь России, начинает борьбу за вытеснение правящего большинства из  власти. Сценариев также много.

И это также путь к кризису.

Третий. Свою игру сыграет третья сила. Нельзя исключать, что появятся граждане, которые выйдут с лозунгом: «Чума на оба ваши дома!  Долой Додона и Плахотнюка!»

В Молдове очень трудно собрать людей, чтобы сделать что-то хорошее, а  вот бороться против кого-то всегда найдется немало желающих.  Претесный потенциал по-прежнему высок, хотя пик, возможно, уже пройден. Но это пока. Раскачать не так и  трудно. Правда, этот сценарий будет сложней, чем первые два.

И что произойдет, если будут реализованы какие-либо из перечисленных сценариев?

Во-первых, власти будет не до реформ. Реформы и преобразования остановятся.

Во-вторых, удар будет нанесен по экономике. Кто будет вкладываться в экономику  государства, где всё трещит по швам !?

В-третьих, не будет реформ, не будет развития экономики, не будет повышения пенсий и заплат, не будет решения социальных проблем (здравоохранение, образование и т.д.)

Перейдём к следующей теме. Что будет происходить на политическом  - партийном поле.

Двухпартийная или четырехпартийная система?

Двухпартийная система

Сложившаяся в Молдове политическая ситуация ведет к тому, что как это не парадоксально, страна может перейти к двухпартийной системе, когда партийное поле поделят две партии – ПСРМ и ДПМ.

Правда, в этой гипотезе есть одна, очень уязвимая позиция. Эти две партии, по моему мнению, не могут в ближайшее время окучить претесный электорат. И есть еще проблема с либералами и унионистами (не путать  с партией Гимпу). Гимпу не либерал и не унионист. Он … (слово впишите сами). А если уточнить, то он такой же либерал и унионист, как Воронин  коммунист.

Теперь вернемся к термину «парадоксально». Почему парадоксально? Потому, что одна из двух партий, которые должны создать эту систему, сегодня имеет очень небольшой рейтинг. Речь идет о ДПМ. Разные опросы дают этой партии от 3 до 9%. Безусловно, её ресурс (организационный, административный, медийный, финансовый и т.д) в любом случае позволит ей попасть в будущий парламент. Более того, у нее есть резерв роста. Но будет ли этого достаточно, чтобы разделить партийное поле с социалистами?

Давайте обсудим это. Но вначале поговорим о шансах на роль ведущей силы - Партии социалистов. 

Партия социалистов

Сегодня эта партия доминирует на политическом поле Молдовы. Она практически «съела» ПКРМ и начала активно «поедать» Нашу партию. Вероятнее всего, в будущем парламенте мы не увидим эти партии. Больше на левом, пророссийском поле у них нет конкурентов.

Практически всем понятно, что если не произойдет ничего экстраординарного, она на следующих выборах получит в парламенте большинство. Речь идет от количестве мест по сравнению с другими партиями. Но в этом нет никакой новизны. На нескольких выборах в последние годы Партия коммунистов также опережала другие партии по количеству мест в парламенте. И что? Ничего. Оставалась в оппозиции. А где она сейчас?

ПСРМ -  сильная партия, с большими шансами на длительное доминирование на политическом поле Молдовы. Правда, еще одна аналогия. Сильной была в Украине Партия регионов, а президент Янукович был лидером во всех рейтингах…

Задачи ПСРМ

  1. Полностью закрепить за сбой левый пророссийский фланг. Сегодня она практически решена.
  2. Взять под себя протестный электорат, ранее голосовавший за другие партии. Частично это возможно, но не в полном объеме.
  3. Проявить себя как партия «социальной заботы о гражданах». И тут у нее есть хорошие возможности, и они спешат ими воспользоваться. На днях новый лидер партии Зинаида Гречаная обозначила приоритеты партии. И было заявлено, что партия будет добиваться кардинального улучшения жизни граждан Молдовы. Наверное, по чистой случайности, они будут требовать то, что уже наметило сделать правящее большинство. Власть намерена поднять пенсии. У социалистов будет возможность сказать избирателям, что власть вынуждена была выполнить их требования. Власть начала повышения зарплат бюджетникам. И снова социалисты могут сказать, что это реализация их программы. Молодцы, ничего не скажешь. Хорошую школу прошли у Марка Ткачука.
  4. Сохранить поддержку России. Судя по всему, тут проблем нет.
  5. Не спровоцировать недовольство политикой партии, ее ярко выраженной пророссийской направленностью со стороны интеллигенции, молодежи, пассионарной части общества. Это, наверное, главная, но и самая трудная задача.

ДПМ

Сегодня это политическое формирование,  будучи партией власти, пожинает плоды ошибок и просчетов, допущенных всеми партиями, кто был у власти с 2009 года. К этому добавим и антирейтинг председателя партии Влада Плахотнюка, который усилиями многих оппозиционных политиков, экспертов и журналистов (плюс его ошибки и просчеты) формировался последние годы.

Многие говорят, из этой ситуации нет выхода. Да, партия пройдет в парламент, но это не будет легкой прогулкой по проспекту Штефана чел Маре. Пардон. Точнее будет сказать, это будет также сложно, как пройтись сегодня по проспекту Штефана чел Маре. И возможно, в результате каких-то договорённостей Влад Плахотнюк даже станет премьер-министром. Правда, есть информация, что он считает Павла  Филипа хорошим премьером, который достойно  справляется с этой должностью, и было бы ошибкой его менять. Но это к слову.

Но все это наше видение на сегодняшний день. И на рейтинги партии и антирейтинг Плахотнюка на начало 2017 года. А что будет осенью 2018 года, когда пройдут выборы. Многие говорят, ничего не изменится. Посмотрим. Не верите? Тогда поднимите архив периода выхода Игоря Додона из ПКРМ, его голосование за кандидатуру Николае Тимофти на пост президента. И посмотрите, какой антирейтинг был у него, какой рейтинг у Партии социалистов. И что сейчас? Так что нельзя исключать, что при хорошем стечении обстоятельств, рейтинги ДПМ и ПМРМ  и рейтинги президента и лидера ДПМ осенью 2018 года могут сравняться. 

Задачи ДПМ

  1. Повысить активность партии. Не знаю, может внутри партии все бурлит и кипит. Но в обществе не видна активность этой партии. Возможно, у партии есть политические и социальные проекты, но общественность о них не знает, во всяком случае, мы пока не видим партийного сопровождения таких важных для Молдовы вопросов, как борьба с коррупцией, оценка эффективности работы госаппарата и местного самоуправления, продвижение идеи евроинтеграции, борьба за расширение экономических свобод  и т.д.
  2. Партия нуждается в омоложении, в притоке молодежи. И самое существенное, в появлении в ее рядах политических бойцов, хороших ораторов, умелых полемистов.
  3. Партия явно недооценивает работу с национальными меньшинствами. И эту ситуацию нужно менять, если партия хочет бороться за победу на выборах.
  4. При партии не создаются Клубы по интересам, как из членов партии, так и сторонников. Речь идет об объединениях историков, экономистов, менеджеров, медиков, юристов и т.д. А если они есть, то работают в очень закрытом режиме. А ведь подобные клубы могли бы стать генераторами идей, как по модернизации партии, так и по развитию Молдовы.
  5. Входя в Социнтерн, партия практически не продвигает в обществе идеи социал-демократии, которые могли бы найти сторонников у среднего класса, молодежи. Такое впечатление, что партия сама еще не разобралась с этой доктриной. Если это так, то это большой минус для партии.

В принципе, есть теоритическая возможность формирования в Молдове двухпартийной системы. Но одно меня удерживает написать, что так и будет. И это даже не проблема претесного электората. Она решаема. Кто-то может успокоиться, перестать протестовать. Это потенциальные сторонники ДПМ. А кто-то сделает свой выбор в пользу ПСРМ. А что делать с теми, кто придерживается либеральных взглядов? Не уверен, что таких много, но думаю, что не меньше 10-15%. Речь об идеологических либералах, которые выступают за либеральные ценности.

А что делать с унионистами? Они также никуда не примкнут. И их не меньше 10%.

Так может быть в Молдове будет четерехпартийная система? И прежде, чем написать об этом пару слов, хочу предупредить. Речь идет не о количестве партий в Молдове (их может быть сотни), а о тех партиях, которые будут постоянно побеждать на выборах.

Четырехпартийная система

У меня есть большие сомнения, что к осени 2018 года сохранятся  партии, возглавляемые сегодня Майей Санду или Андреем Нэстасе. Скорее всего их партии  могут не дожить до следующих выборов.

Появится или не появится новая партия с настоящей либеральной идеологией, наверное, это станет главной политической интригой в 2017 году.  Не будем забывать о популярности идеи  унионизма у части избирателей.

Так что, вполне возможно, что в будущем парламенте будут четыре партии.

И что в сухом остатке?

Пока два сценария. Первый, - это переход к двухпартийной системе. И второй - переход к четырехпартийной системе.

В 2017 году более заметными будут ПСРМ и ДПМ, а что касается 2018 года, то там нас могут ждать сюрпризы.

Надеюсь, что 2017 год будет стабильный и спокойный, что он действительно станет Годом Созидания. А в 2018 году нас ждут жаркие политические баталии. Но есть надежда, что они не выплеснутся  из стен парламента    на улицы и площади.