Институт эффективной политики

Институт эффективной политики

25 февраля 2020
Информационно-аналитические материалы

Фронт «Анти Додон». Банк сорвет один.

О солдатах, генералах и возможном главнокомандующем оппозиционной армии.

Фронт  «Анти Додон». Банк сорвет один.

Что делать оппозиционным партиям, когда до выборов в парламент еще три года, а до выборов президента около 9 месяцев? Ответ ясен: готовиться к выборам.

Как готовиться?

Создать теневой кабинет, критически анализировать каждый шаг действующей власти, предлагать свои подходы и предложения по решению тех или иных проблем. А также встречаться с людьми, рассказывать о своих планах и проектах, критиковать власть и  убеждать граждан, что именно они - альтернатива нынешней власти и объяснять, почему они  лучше, чем эта власть.

Но все это  требует большой интеллектуальной и организационной работы, а молдавские партии не привыкли напрягаться, независимо от того, находятся ли они у власти, или  в оппозиции.

И какой выход?

Один. Бузить. И желательно для большой бузы собрать большую компанию.

Оппозиция выдвинула лозунг «Все на борьбу с Додоном!», и сейчас начался процесс формирования антидодоновского фронта.

Поступает информацию о начале консультаций между оппозиционными партиями. Судя по всему, инициативой по созданию этого фронт завладела Майя Санду. Свою главную цель она не скрывает. Её задача объединить оппозиционные партии вокруг себя, став признанным лидером оппозиции.  Напомним, что в Молдове около 50 партий и практически все они считают (называют) себя оппозиционными.

Для Санду важно организоваться и сплотить всех накануне президентских выборов, чтобы  фронт стал той волной, которая может поднять ее в кресло президента.

Разобьём эти партии на три группы.

Партии - невидимки

Их около 70%. Кто-то всплывет во время выборов, но мало шансов, что это всплытие будет замечено гражданами Молдовы.

Практически за ними нет ресурсов, а тем более, избирателей.

Нужны они новым фронтистам?

Скорее нет, чем да, но для солидности, чтобы заявить:  с нами подавляющее большинство партий, их могут подтянуть на боевые позиции, и даже иногда на митингах будут допускать к трибуне.

Партии, попавшие в зону видимости

Это те партии, которые могут набрать от 2 до 5%, но  в парламент не пройдут. Вместе с первой категорией партий они  будут выступать в массовке. Предел их мечты  в дальнейшем на выборах в парламент протолкнуть своего лидера в проходную часть списка  предвыборного блока, если такой по опыту  ACUM будет создан.  

Партии - проходимцы, т.е., те, кто имеют шанс пройти в парламент.

Это – генералы. Им важно, чтобы их лидер стал главнокомандующим, но в этом интриги особой нет: «свободный мир» давно уже назначил главнокомандующего и никому не разрешит его менять.

Рассмотрим фронтистов с другого ракурса, с их политических позиций.

Кто они?

Правый фланг фронта

Здесь доминируют унионисты.

На сегодняшний день в Молдове два столпа унионизма.

Лидер партии, писатель, историк, боксер - Октавиан Цыку (Партия национального единства). И экс-мэр Кишинева,  молодой и активный политик – Дорин Киртоакэ (Либеральная партия, блок Unirea), за спиной которого стоит опытный Михай Гимпу. 

Пока у этих  политических проектов  мало шансов на будущих выборах попасть в парламент, но как говорится, еще не вечер и надежды они не теряют.

Цыку и Киртоакэ  с большим удовольствием войдут в антидодоновский фронт, но не захотят признавать единого главнокомандующего, каждый в душе полагая, что только он способен таковым стать.

Шансов на роль главнокомандующего у них нет, но как полевые командиры они могут себя проявить.

Правые, которые ближе к центру.

Это проевропейцы. В Молдове проевропейцами называют тех, кто громче всех кричит о необходимости интегрироваться с ЕС. Скоро в эту категорию может попасть и Игорь Додон. Хотя, справедливости ради, надо признать, что после правительства Влада Филата, которое подготовило предпосылки для получения безвизового режима и подписания соглашения об ассоциации Молдова-ЕС, никто ничего в этом направлении фундаментального не сделал. Естественно, кроме разговоров о необходимости интеграции…

 В эту компанию входит Майя Санду (PAS), основной претендент на роль главнокомандующего, а также Андрей Нэстасе (Платформа DA), который в 2016 году свой шанс стать лидером оппозиции, возможно и президентом Молдовы,  упустил, а дважды в одну реку не войдешь, но роль генерала пока еще за ним. И это также один из полевых командиров будущих протестных акций.

К этой группе можно также отнести председателя ЛДПМ Тудора Делиу и лидера Экологической партия зеленых Виталия Маринуцу.

Центристы

Еще одним фронтистом может стать Андриан Канду.   Партии у него пока нет. Ключевое слово  ПОКА. Но есть фракция в парламенте. Учитывая, что политиков, которых он объединил, поддерживают ряд телевизионных каналов, он может усилить пропагандисткую составляющую фронта «Анти Додон». Это дает ему право претендовать на роль генерала.

Попутчики фронтистов, от центра и влево.

1.    ПКРМ во главе с Владимиром Ворониным.

2.    Наша партия во главе с Ренато Усатым

3.    Партия Шор во главе с Иланом Шором.

4.    Гражданский конгресс (без лидера, но  с Марком Ткачуком) 

 

В чем парадокс левоцентристов?

В том, что все они идеологически ближе к Игорю Додону. И еще: никого из них, скорее всего, не видят в качестве политических партнёров политики  «от центра и вправо». И если они попадут в парламент, то  могут войти в коалицию только с Партией социалистов, но при всем этом, они против Игоря Додона и Партии социалистов.

Причина?

Прежде чем сказать причину, расскажу небольшую притчу.

Пришел Бог к человеку и сказал:
Проси, что хочешь. И дам то тебе.
Но помни - соседу твоему дам вдвое.
Долго думал человек и,
Наконец-то, ответил:
Господи! Выколи у меня один глаз.

Так вот, причина не в идеологических расхождениях, не в геополитических пристрастиях. Нет, в этом как раз есть совпадения. Причина носит субъективный характер, назовём её мягко – личная неприязнь. К этому еще добавим то, что находятся они все на одном электоральном поле с Додоном и ПСРМ. И хотя это поле, к сожалению (это моя точка зрения), довольно обширное, но пропитания (голосов) на всех не хватает.

В этом нет ничего особенного. Такая же ситуация и на правом фланге. Всех их пока объединяет вражда к Додону и социалистам. Лиши их  этого и они начнут рвать друг друга. Все это мы уже множество раз проходили. Знаем не из книг, а из практики жизни в Молдове.

Однако вернемся  к возможным левоцентристским  фронтистам.

Один из них (Воронин) даже заявил, что готов к любому президенту, но только не Додону. А любой это кто? Может Майя Санду или Октавиан Цыку? Или Ренато Усатый, или Михай Гимпу?

А уверен Владимир Николаевич, что его электорат поддержит этих кандидатов? У меня на этот счет есть большие сомнения. Это касается и призывов других лидеров левоцентристов.

В результате получится как в притче. Чтобы сделать плохо Додону, вначале сделают себе плохо.  

Пока можно утверждать, что фронт, у которого главнокомандующим, скорее всего, будет Санду, а генералами Нэстасе, Цыку, Киртоакэ… - это не их фронт. Как политики они должны бороться с Додоном и ПСРМ. Это естественно, иначе нужно уходить из политики. Но при этом нужно бороться за свои интересы,  а не за интересы других политических сил,  к тому же, идеологически им чуждых. И у них должен быть свой фронт. И свой кандидат. Только это даст им возможность для манёвра и возможных торгов, как с Игорем Додоном (да,  с Додоном), так и с Майей Санду (да, с Санду). Это политика, друзья…

Зачем нужен фронт «Анти Додон»?

Логично думать, что для того, чтобы победить на президентских выборах Додона и привести к власти своего президента. Но тут есть одна, но очень серьезная проблема. Её хорошо понимают, возможно, все участники формирующегося фронта: в случае победы на выборах кандидата  от фронта, читай Майи Санду, она сорвёт весь банк.

Что это значит?

Это значит, что  на предстоящих выборах в парламент политическая сила, которую возглавит Майя Санду, притянет к себе все голоса оппозиционных партий. В результате ряд партий во главе со своими «генералами» могут не попасть  в будущий парламент.

Исходя из этого, следует ожидать, что им не выгодна победа Майи Санду, но  в отличие от В.И. Ленина, который во время Первой мировой войны выдвинул откровенный лозунг: «Поражение своему правительству», они не будут публично об этом говорить или писать, но «тихой сапой» эту политику будут проводить.

Так зачем фронт, зачем вся эта возня?

Для других целей. Им нужна  победа Игоря Додона. Да, не удивляетесь. Додон в качестве победителя их устраивает. Во-первых, это консолидирует оппозицию. Есть враг,  с которым нужно бороться. Во-вторых, это лучше, чем победа Санду, так как в этом случае она заберет их электорат.  В-третьих, это повод для большого кипеша, что вполне устроит привыкших работать на улице Нэстасе, Киртоакэ, Цыку.  

А что дальше?

Дальше, выборы будут объявлены сфальсифицированными, а если выборы фальсифицированы, то президент не легитимный, значит все способы хороши для его свержения.

А если не будет фактов фальсификации?

Неважно. Плохому люди всегда охотно поверят. Вспомните события 7 апреля 2009 года. Тогда также звучали обвинения в фальсификации. И не важно, что они не подтвердились. Важно, что Воронин и ПКРМ через пару месяцев потеряли власть.

Под давлением «восставшего народа» парламент признает выборы незаконными (опыт Украины показывает, как быстро депутаты могут менять свой окрас), будут назначены новые выборы, но не только президента, но и парламента.

И «волна восставшего народа»  поменяет власть в  Молдове.

Вопрос

Так действительно будет?

Не знаю. Пока  что 50 на 50, что такое может произойти или не произойти.

Будем наблюдать.

Или не только наблюдать…?

В.Андриевский