Институт эффективной политики

Институт эффективной политики

28 апреля 2020
Информационно-аналитические материалы

Если не научимся быть вместе, мы рискуем исчезнуть

Горько, но приходится признавать, что наша политическая элита давно научилась приспосабливаться к любому режиму — тоталитарному, демократическому, монархическому, олигархическому, советскому, либерально-европейскому, к любому. Не означает ли это, что политическая всеядность и тотальный оппортунизм стали нашей государственной идеологией?



Если не научимся быть вместе, мы рискуем исчезнуть

Академические размышления в эпидемические времена

 

«Quando finisce la partita il re

ed il pedone finiscono nelle stressa scatolo».

«Когда игра заканчивается, король

и пешка падают в одну и ту же коробку».

(Итальянская поговорка)

 

Невидимый и неуловимый вирус создал всему миру более, чем видимые и реальные проблемы. Мир колеблется между параличом воли и замешательством, и вместе с миром наша страна проходит тот же путь тревоги и неопределенности. Врачи изо всех сил борются с врагом, ставшим сюрпризом для них самих, привыкших ко всему, в то время, как мы, обычные пациенты, сидим по нашим домам на социальной изоляции и ждем, когда чрезвычайные меры больше не понадобятся.

Но нет худа без добра. Затворничество, пусть и вынужденное, избавляет нас от повседневной суеты и беготни, дает нам возможность поразмышлять, увидеть, где мы ошибаемся, а где нет, помогает яснее понять, что в  нашей жизни главное, а что второстепенное или менее важное. У нас достаточно свободного времени, чтобы попытаться проанализировать без озлобленности и пристрастия прошлое, осознать его уроки, лучше понять, отложив в сторону эмоции, настоящее и разглядеть в паутине множества перспектив более или менее четкие очертания общего будущего.

Волею судьбы мне пришлось пережить насильственную изоляцию от общества, возможно, и по этой причине я давно пытаюсь извлечь плюсы из минусов, распутать утонченные отношения между прошлым, настоящим и будущим нашей страны. Один персонаж знаменитого романа «Вся королевская рать» американского писателя Роберта Пенна Уоррена говорил: «Надо превращать зло в добро, потому что больше его не из чего сделать». Попробуем еще раз, ведь попытка не пытка.

В 2010 году я опубликовал статью «Молдова: в будущее из вечного», а спустя три года в рамках академических чтений в Академии наук выступил с докладом «От Бессарабии к Республике Молдова:  личные переживания в контексте исторических событий». В 2017 году я обратился к руководству страны с открытым письмом, в котором высказал свою позицию по приднестровской проблеме.

Сейчас перечитываю написанное тогда и с горечью понимаю, что за прошедшие годы ничего не изменилось. Эти годы оказались потерянными не только для развития Республики Молдова, для создания нормальных условий для жизни людей. Они могут  быть потерянными и для последующего существования самого государства и проживающих тут людей. Мы не авторы романов наподобие Марселя Пруста, чтобы отправиться на поиски утраченного времени, составляя длинные и красивые предложения, мы привязаны к якорю реальности и должны вернуть утраченное, действуя энергично и активно. Иначе, если мы и дальше будем равнодушно наблюдать  со стороны за происходящим, мы рискуем окончательно потерять и страну, и народ.

Чтобы убедиться, если еще нужны какие-то дополнительные доказательства, насколько ничтожны те изменения, которые произошли в жизни нашей страны за последнее десятилетие, вспомним некоторые идеи, которые я озвучил 10 лет назад:

«Сегодняшние люди у власти вязнут в плену у прошлого,  как в болоте. Их ноги опутаны обидами, страхами, незнанием и самообманом. Они не хотят или неспособны глубоко и объективно разобраться ни с тем, что было,  ни с тем, что есть. И поэтому не могут двинуться вперед к чему-то новому...

Начнем изучать не историю эмоций, обид, а историю цивилизаций. Или же историю способов обустройства политической, экономической, духовной, общественной жизни. Это будет полезнее, чем мусолить старый исторический роман про войны и угнетения. Жалея себя, прибедняясь и надеясь, что нам подкинут на бедность...

Давайте извлекать из истории правильные уроки и идти дальше. Что может оградить нас от повторения того, что было? Что можно противопоставить зависти, недоверию, депрессии, охватившей молдавское общество сейчас? – Некую более высокую систему ценностей, нежели та, в рамках которой мыслят и действуют сегодняшние политики.

Если мы хотим изменить нашу жизнь к лучшему, если мы хотим не допустить повторения зверств сталинских репрессий (давний пример) или кошмара  гражданской войны в Приднестровье (пример недавний), если мы хотим жить в здоровом обществе, нам надо менять самого человека, отношение человека к человеку. Это тот самый краеугольный камень, без закладки которого все попытки построить в республике лучшую жизнь будут обречены...

У слова «политика» есть два смысла. Один негативный, подразумевающий беспринципность и продажность. Другой – изначальный, серьезный, европейский, означающий сведение частных интересов к общим...

Чтобы найти выход из сегодняшнего тупика, нам необходимо осмыслить проблемы нашей страны на должном уровне. На уровне политической философии и религиозной аксиоматики. На уровне сложных экономических дискурсивных моделей. Иначе мы так останемся там, где мы сейчас».

Что произошло за эти 10 лет? На первый взгляд, случилось множество политических событий, выборы всех уровней, быстро и зрелищно, как картинки в калейдоскопе, менялись президенты, парламентские большинство и меньшинство, правительства, примары и советники. В действительности же, результат достигнут по формуле красочного персонажа пьесы Караджале - Фарфуриди: «Пересмотреть — согласен! Но чтобы ничего не менялось...». Хотя все наши политики на разные лады перефразировали изречение-мечту Иона Крянгэ «Было бы неплохо, чтобы в этой стране было хорошо», никто из старых ушедших и новых прибывших представителей власти не смог сформулировать, а тем более осуществить, какой-то глубокий, долгосрочный план реальных, разумных преобразований в жизни Республики Молдова.

Все политики будто по инерции спекулировали на геополитическом факторе и векторах внешней политики, периодически обращались к разным иностранным покровителям, но никто не соизволил посвятить себя конкретной работе соответствующего масштаба, направленной на благо большинства народа. Большинство голосует в надежде на изменения к лучшему, но выбирает все тот же трагикомический спектакль нескончаемой стерильной борьбы за власть ради власти. Слово, которое чаще всего ассоциируется у нас с государственной властью - «коррупция», а апофеозом и символом этой коррупции стала кража миллиарда, сделавшая нас печально знаменитыми на международной арене.

Экономика работает ни шатко-ни валко, с колес, реального  развития нет, поэтому при первых же ударах кризиса, вызванного распространением COVID-19, выяснилось, что государство осталось без ресурсов и вынуждено латать «дыры», залезая в новые долги.

На глазах разрушается Академия наук — не просто фундаментальный институт страны, но и фундаментальный институт ее государственности. В бесконечной борьбе за кресло президента Академии кто-то выигрывал, обзаводился всеми атрибутами должности — подчиненными, бюрократическим аппаратом, машиной у крыльца и т.п., но только без научно-исследовательских институтов...

Реинтеграция Приднестровья объявляется — и это так и есть — одной из приоритетных целей нашего  государства, залогом его дальнейшего существования, но несмотря на это, приднестровское урегулирование так и стало общенародным делом и топчется на месте.

Казалось, после десятилетий советского атеизма Церковь вернула себе роль краеугольного камня государственности, но как выясняется, приверженность христианской вере остается по преимуществу ритуальной, к Церкви обращаются только для соблюдения ритуала, при том, что она может и должна стать ключевым фактором воспитания морального общества, сохранения достоинства и принципиальности народа. Мы не освоили должным образом урок, который нам дается на протяжении тысячелетий: президенты, правительства, парламенты приходят и уходят, и только Бог остается вечным над нами, рядом с нами и в нас самих.

Никто никому давно не доверяет. Политики не доверяют друг другу и гражданам. Граждане платят той же монетой не только конкретным политикам, но и государству как таковому. Мы живем в стране, где главным достижением считается отъезд за границу. Демографические потери Молдовы сегодня намного больше, чем те, что были вызваны сталинскими депортациями. Эмиграция сотен тысяч наших соотечественников стала горьким, но точным диагнозом поразившей Молдову социальной болезни. Она уже стала хронической и, к несчастью, даже привычной, кажется, что уже ничего нельзя изменить, и что так будет всегда, но тут пришла и болезнь биологическая, которая ударила по всему миру и обострила проблемы Молдовы до предела, за которым, если и дальше ничего не делать, нас, как общество, ждет не просто дальнейшая деградация, но и, без преувеличения, гибель. Те, кто считает себя политической элитой страны, должны были бы задуматься об итальянской пословице об игре в шахматы (на самом деле, не только об игре в шахматы): «Когда игра заканчивается, король и пешка падают в одну и ту же коробку». Жертвами пандемии становятся известные люди, сильные мира сего не могут лечиться за границей, что только подтверждает мудрость итальянцев, которые, кстати, больше всего пострадали от того опустошения, которое несет новый вирус.

Эпидемия показала, что в этом мире мы никому не интересны и не нужны. На деле, на уровне государств, никому нет дела до других. Каждая страна изолировалась и начала сама бороться с пандемией. В этом бурном мировом море Республика Молдова оказалась маленьким суденышком, чей сигнал SOS игнорируют все антенны. Политические спекуляции прошлого с назойливым рефреном «Заграница нам поможет» оказались блефом. Каждый бережет спасательные круги для спасения собственных утопающих. Если и в одиннадцатый час мы не осознаем эту банальную истину, нас уже ничто не спасет.

Государство не справляется со своими обязательствами. Что будет завтра, никто не знает. Но как ведут себя в таких условиях политики? Они ведут себя так же безответственно, как и раньше, будто вокруг не происходит ничего необычного. Они продолжают абсурдную политическую борьбу, которая завела Республику Молдова в тупик задолго до эпидемии. Ничего нового под солнцем, ибо наш «covid» называется «легализованной» коррупцией, из-за которой тех, кто украл миллиард, похоже, не поймают никогда... Хрупкое суденышко страны идет на дно, а политики дерутся на палубе и расталкивают друг друга локтями, пытаясь занять лучшие каюты и место на капитанском мостике.

Через призму моего личного опыта, эта апокалиптическая картина вызывает только горечь. В качестве посла, министра обороны и руководителя специальных служб я имел честь работать с тремя президентами Молдовы. У каждого из них был свой характер, собственный стиль управления и общения с людьми. И отношение населения к ним было разным. Кому-то нравился один президент, кому-то другой, но каждый из них был у руля государства, и любой разумный политик, любой государственный служащий с чувством ответственности, основывал свое отношение к президенту именно на этой аксиоме. Ничего личного, только интересы государства и служба ему. Несмотря на то, что в 2005 году меня арестовали, а потом незаконно осудили по уголовному делу, сфабрикованному по заказу Владимира Воронина, я никогда не позволял себе оскорблений в адрес того, кто разрушил большую часть моей жизни. Поэтому очень неприятно наблюдать, насколько деградировали сегодня отношения между молдавскими политиками. Они без устали поливают друг друга грязью, обвиняют в преступной деятельности (но при этом никто не предъявляет правоохранительным органам соответствующие доказательства), не гнушаются откровенной клеветой и нецензурной бранью.

Даже на фоне общего падения нравов наших политиков особой вульгарностью и развязностью отличается председатель «Нашей партии», примар муниципия Бельцы Ренато Усатый. Объектами его пошлой, непристойной «критики» стали многие молдавские политики, служащие, государственные деятели, но особых «высот» он достиг в поливании грязью президента Игоря Додона. У президента есть свои сторонники и избиратели, он проводит свою политику, насколько она правильная и эффективная, и насколько пользуется поддержкой граждан, мы узнаем совсем скоро на очередных президентских выборах, которые должны состояться осенью. Но постоянно пинать главу государства только потому, что его фамилия «Додон», недостойно политика, который сам претендует на то, чтобы его считали серьезным и уважали.

Усатый любит повторять, что его родители педагоги, которые воспитали его порядочным человеком, но глядя, как этот персонаж в быдловатой манере обрушивается с площадной, вплоть до мата, бранью на всех, кто ему не нравится, возникают большие сомнения насчет «șapte ani de acasă» Усатого. Он не мог успокоиться даже в Великий пост, даже в Страстную неделю, продолжая по-хамски очернять всех направо и налево. Казалось бы, ему есть чем заняться — город Бельцы сталкивается со множеством тяжелых проблем, которые по-нормальному должен был бы решать примар. Но бельцкий градоначальник предпочитает проявлять себя публично на общенациональном уровне, внося смуту в и без того дезориентированное общество, оказавшееся в глубокой депрессии из-за эпидемии и социально-экономического кризиса.

Усатый — самый шумный и наглый из молдавских политиков-«циркачей» - имя им Легион! - которые превратили деятельность по управлению государством в балаган. Я не призываю отменить политическую конкуренцию и борьбу идей, но заниматься этим нужно в корректной форме, в соответствии с нормами закона, морали и просто здравого смысла. Грязная ругань, клевета, шантаж, втаптывание оппонентов в грязь — это не то, что называется настоящей политикой. Те, кто не понимает этой простой истины, должны быть наказаны обществом.

Десять лет назад в ходе одной из избирательных кампаний я выступил с лаконичным предвыборным призывом: «Доверие». Убежден, что сегодня, еще больше, чем 30, и 20, и 10 лет назад, нам необходимо взаимное доверие. Если политики продолжат и дальше раскалывать общество, мы рискуем окончательно потерять и государство, и народ. Пора остановиться, отойти от края пропасти, восстановить взаимное доверие и объединиться для решения общих проблем. Этот императив кажется настолько очевидным, что у любого разумного, здравомыслящего человека должно вызывать недоумение, почему же это не делается. Но я историк, и в силу моей профессии, меня это не удивляет. К сожалению, в нашем прошлом мы находим множество примеров подобного поведения.

Мы так часто наступаем на одни и те же грабли, что невольно возникает вопрос: а нет ли в нас самих, в нашей истории какого-то скрытого дефекта, который мешает нам нормально развиваться, ставить достойные цели и добиваться задуманного? Не существует ли особая молдавская матрица, в которой навсегда запечатлен наш образ существования и мышления? Почему мы не уважаем и не ценим самих себя, почему терзаем самих себя комплексом неполноценности? И если мы страдаем от этой болезни, как ее вылечить? Найдем ли мы противоядие или это национальное бедствие никогда не закончится?

Горько, но приходится признавать, что наша политическая элита давно научилась приспосабливаться к любому режиму — тоталитарному, демократическому, монархическому, олигархическому, советскому, либерально-европейскому, к любому. Не означает ли это, что политическая всеядность и тотальный оппортунизм стали нашей государственной идеологией? Если так, то дело плохо, совсем плохо. Эфемерные интересы, потребности типа «украл-сбежал» не могут быть скрепами народа. Интеллектуальная элита, бизнес-сообщество, политики, народ, все слои общества должны объединиться вокруг общих благородных идеалов. Неужели нам суждено растрачивать материальные и духовные блага, бесценную человеческую энергию, в конечном итоге, наши жизни на бесконечные и абсурдные споры о том, что нам было когда-то навязано 100, 200 лет назад, или навязывается сейчас, или о «светлом будущем», которое десятилетиями никак не становится настоящим!

Расположенные на перекрестке военных дорог Европы, мы всегда были заложниками нашего географического положения. Кто-то другой решал, каковы наши границы и какому государству мы принадлежим. Мы слишком долго жили по чужим шаблонам. И выход из состава СССР оставил нас голыми и беспомощными перед лицом истории. Мы стали хаотично двигаться, словно по правилам броуновского движения.

Одна из главных неудач созидания нашего нового государства состоит в том, что наши руководители, как это ни прискорбно, лишены государственного мышления. Уровень и качество государственного управления деградировали до опасного предела, а подготовка и компетентность самих управляющих измельчали до того, что в просторечии называют «ниже плинтуса». Стоило появиться невидимому вирусу, чтобы все государственное здание зашаталось, как во время землетрясения. Любой горлопан с улицы считает себя политиком и государственным деятелем, хотя народ прекрасно видит и понимает, что это временщики, эфемерные образования, паразитирующие на политической сцене страны.

Политическая деятельность, смысл которой заключается в нахождении консенсуса между противостоящими друг другу в борьбе за власть силами, в выработке общих правил игры, которым следуют все без исключения, в Республике Молдова сводится к интригам, спорам, конфликтам, а в конечном счете — к обману и унижению народа, который уже давно не верит ни во что хорошее, потому что разочаровался, застыл в недоумении, подвержен стрессам и депрессиям, беден, измучен малыми и большими бытовыми проблемами.

Почти два столетия назад, в 1831 году, некто инкогнито из Бессарабии отправил жалобу шефу III Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии А.Х.Бенкендорфу. На кого же жаловался этот анонимный заявитель? Вы не поверите... на депутатов! На депутатов дворянского собрания. Аноним обвинял тогдашнюю бессарабскую элиту, «ищущую обогащения», а совсем не «общего блага и порядка», в безудержном стремлении к собственной выгоде. Он умолял Бенкендорфа: «Если правительство обширной России» не вмешается в ситуацию, а будет только дожидаться доносов с мест, то «смело ручаться можно, что злоупотребления останутся... навсегда».

Еще на девять лет раньше, в 1822 году, десять лет спустя после включения Бессарабии в состав России, русский царь Александр I получает анализ, сделанный по его поручению министрами внутренних дел и иностранных сношений Виктором Кочубеем и Карлом Нессельроде. Это звучит невероятно, но отчет, озаглавленный «О состоянии умов интеллигенции Бессарабии», не рекомендовал Российскому государству тратить средства для укрепления позиций в Бессарабии, потому что здешние интеллигенты, т.е. бояре, чиновники, вероятно, местные священнослужители, враждуют между собой, сплетничают, взаимно обвиняют и наговаривают друг на друга до такой степени, что нет нужды в посланных из Петербурга информаторах.

Нам плохо и некомфортно сегодня потому, что больше некому и некуда пожаловаться! Нет над нами ни турецкого султана, ни румынского господаря, ни австрийского императора, ни русского царя, ни даже Генерального секретаря ЦК КПСС. Приходится рассчитывать на самих себя! Это трудно, непривычно, вот и принялись наши политические элиты искать новых верховных арбитров то в Брюсселе, то в Бухаресте, то в Москве, то в Вашингтоне.

Пока нам внушают ложные надежды о «всей правде», сосредоточенной где угодно, только не в Молдове, не будет в нашей стране ни честных политиков, ни неподкупных чиновников, ни нормальной медицины, ни хорошего образования. Не будет жизнеспособной экономики, передовой науки, высокой культуры. В конечном итоге, не будет у нас функционального государства. Государства, в которое люди бы верили, государства, ради которого его граждане были бы  готовы не только честно работать, но и, если потребуется, то и жертвовать собой. Государства, которое никто не хочет покидать, потому что это государство обеспечивает достойную жизнь, защищает от бед и опасностей, показывает молодому поколению хоть какие-то ясные перспективы. Государства, про которое его граждане говорили бы, что они любят его, потому что любовь к стране, как говорил Еминеску, это защитная стена, которая останавливает и врагов, и враждебные, антинародные намерения, планы, действия, будь то извне, или изнутри.

Ни за что в мире я бы не хотел, чтобы такой грустный, зловещий сценарий реализовался. Потому что я, как и большинство моих соотечественников, искренне и горячо люблю свой народ, родную землю. А наш народ достоин хорошей жизни на этой, залитой потом, кровью и слезами предков, земле.

Эта несчастная эпидемия однажды остановится, ограничительные меры отменят, нормальная жизнь возобновится. Но из случившегося надо извлечь должные уроки. Власть должна наконец-то перестать быть пугалом для людей и  стать мудрым проводником на нашем общем пути к лучшему будущему. Мы все должны выйти из этого испытания окрепшими, стать лучше и справедливее, осознать, что мы единый народ, и нам нечего между собой делить. Наша страна  маленькая, и если мы начнем ее делить, от нее может ничего не остаться. А это значит, ничего не останется от нас.

Академик Валерий Пасат